Дельфинарий, Куштау и Татарстан. Как прошла встреча Радия Хабирова с журналистами?

22 ноября в 19:55
Главное со встречи с редакторами уфимских СМИ.

Глава Башкирии во второй раз встретился с уфимскими журналистами. Первая встреча состоялась до выборов, в июле. В течение двух часов, за чашкой чая, но уже без баурсака (как в прошлый раз) Радий Хабиров отвечал на многочисленные вопросы редакторов СМИ. На встрече побывал и наш корреспондент. Ниже изложены основные моменты беседы. 

 

Про СМИ

 

Нам очень важно, чтобы наши действия поддерживало общество. Для меня важно, чтобы СМИ объективно и правдиво, так как оно есть, рассказывали, чем мы занимаемся. СМИ — это важнейший институт, который вскрывает наши недостатки. Я же не говорю, что совершенен я, совершены моя команда или чиновники. Мы все совершаем ошибки. Когда-то по неосторожности, когда-то умышленно. И в нашей управленческой команде есть люди, которые может не разделяют наших идеалов и нарушают закон или простые человеческие правила. И вот здесь очень важно, чтобы СМИ нам помогали, вскрывали нарывы. Уверяю вас, мы пользуемся информацией, которая поступает.

 

 

Про оппозицию

 

Я категорически всегда буду против и буду активно действовать против тех, кто за свержение власти, кто за то, чтобы мы пришли к баррикадам. Против тех, кто получает деньги из-за рубежа. Меня больше всего критиковали, потому что одним из разработчиков и участников реализации закона «об иностранных агентах» был я. Поэтому я очень много знаю и понимаю, какие процессы происходят. То, что у нас в республике есть ряд людей, которые следуют этим идеалам — они, на самом деле, вполне симпатичные и идейные, но я против их действий, методов, целей. Я всегда буду против этого.

 

Про новое правительство и Назарова

 

Правительство формировал я — это мои полномочия. Но назначения мы всегда обсуждали в кругу людей, которые занимают высшие должности в республике. У меня был почти год, чтобы посмотреть, кто как работает. Подавляющий состав правительства, который я получил в наследство от предыдущего руководителя, он так и остался. Разумеется, в такой большой республике, с такой развитой экономикой, нужен премьер-министр. Это должен быть партнер, соратник, человек, который готов работать с утра до ночи. Здесь ошибаться нельзя. Поэтому я принял решение назначить в качестве первого заместителя премьер-министра Назарова А.Г. Но я принял это решение промежуточно. Предыдущие министры проработали же год с приставкой и.о. и никто не умер. Но зато я потом уверено назначил их на должность. Андрей Геннадьевич тоже должен пройти этот этап.

 

Опять про Татарстан и договор о сотрудничестве

 

Мы подписали эти документы — они носят рыночный характер. И сейчас очень рано говорить об успехах и провалах. История взаимоотношений двух республик претерпевала разные моменты. Были моменты непонимания, были моменты близких отношений. Моя позиция — ну, конечно, мы должны быть вместе, должны быть близкими. Общение с Татарстаном дает нам возможность учиться и тянуться к чему-то более высокому. Наш сосед очень сильно продвинулся, у него есть вещи, которые мы не стесняясь готовы перенимать. В то же время нахождение рядом такого сильного партнера создает определенную конкуренцию. Нет лучшего побуждающего мотива к активным действиям, чем конкуренция.

 

 

Про дельфинарий

 

То, что слушания прошли таким образом — это ужасно и глупо. В конечном счете - это удар по республике, по городу, по нашей команде. Теперь по существу. Я знаю этот проект. Его инициатор приходил ко мне на инвестчас. Я вообще сторонник любого, кто приходит с деньгами в республику. Я пускаю и даю самые лучшие условия. Тогда это называлось океанариум и, видимо, там и появляются дельфины. Я тоже люблю животных, понимаю, что жить в неволе это плохо. Но тут же не привезут дельфинов, которых специально для нашего океанариума выловят в Черном море. Скорее всего, это будут те особи, которые где-то уже здесь существуют. И поэтому у меня лично двоякое отношение. С одной стороны я понимаю, что в том месте было бы неплохо поставить такой объект, чтобы детишки приходили и радовались. С другой стороны, такой шум поднялся и он меня смущает. Я, может быть, резковато скажу, у нас современное общество, «фейсбучное» общество — это нервное существо, которое иголочкой ткнешь и оно вздрагивает и начинает разражаться тысячами проклятий. Там порой очень много непроверенных эмоций и просто желание показать себя в той или иной сфере, желание поймать хайп. Поэтому я не очень верю в искренность и в компетентность тех людей, которые утверждают, что мы тут убиваем дельфинов. Для себя я принял решение — во-первых, это не мои полномочия отменять публичные слушания. Но если такая потребность есть, я Ульфата Мансуровича (Мустафина) попрошу, он соберет всю свою команду участников, включая представителей и проведет встречу с теми, кто хочет с ним поговорит об этой истории. Может быть, к чему-то умному они придут.

 

Про хоспис

 

С хосписом гораздо проще. Мы ведь не отмахнулись от этих людей. Я специально сел со схемами, чтобы понять: действительно ли мы так близко его ставим? Да нет там такого, никто там не будет мимо проезжать.

 

Про Кашкадан

 

Сперва я сказал: «Наведите порядок в самом озере». Навести его можно только одним образом — слить всю воду, вычистить, сделать глиняный замок, посмотреть родники. Продумать систему отвода сточных вод. Чтобы Кашкадан был чистым и там можно было бы плавать. Вокруг сделаем освещение и другие базовые вещи, чтобы люди могли гулять. Это будет красиво. Но там наши планы идут еще дальше. Мы хотим соединить Кашкадан с побережьем и набережной, расчистить парковку на ул.Рыльского.

 

 

О национальной идее и уфимском фейсбуке

 

Мы думаем об этом с самого первого дня работы. Именно поэтому появились «Без якшырак булдырабыз», «мы своих не бросаем». Это появилось, чтобы задать энергию, чтобы быть конкурентными, быть сильными. Я когда пришел сюда, я подметил такую вещь - сильная республика, может быть, где-то немного просела. Но у людей такое уныние было. Общественное мнение всегда формирует узкий круг людей. Раньше уфимский фейсбук почитать — это ж страх один: «мы лузеры», «все у нас плохо», «Уфа — самый грязный город», «Казань сверкает, Москва сверкает», «мы здесь лохи». Вот, примерно, такая позиция была. Я же не мог сразу экономику в два раза увеличить, построить мосты и дороги, школы. Но я точно понимал, что в этой истории надо аккуратно начинать подвижки. Давайте немного отряхнемся для начала, давайте будем опираться на то, что у нас точно никто не отнимет — нашу историю, нашу природу, наши запасы и предприятия. Я просто начал бить в эту точку. Мы думаем об идеологии республики. Мы пока не придумали идеологию, которую можно описать двумя, тремя словами. Но мы держим позицию: нам есть чем гордится, мы не лузеры, мы сильная республика с сильной экономикой и развитым обществом, у нас впереди очень успешное будущее, нас всего лишь 4 млн и разобраться внутри себя мы должны. И жить должны по справедливости, в порядке и оказывать помощь тем, кто больше в этом нуждается.

 

Про перегибы

 

У нас, на мой взгляд, гражданское общество однородно, нет таких вещей, которые раскалывают наше общество. У меня большой опыт подавления всевозможных ненужных вещей. Если бы я сам лично занимался и давал команды кого-то не пускать на слушания — его бы не пустили. Те люди, которые туда пришли, такой хайп поймали благодаря тупости чиновников. Вы не думайте, что я здесь сижу у себя на Олимпе и говорю: «ты вот это делай». Там есть дееспособный руководитель, там есть аппарат и.т.д. И я сказал им: «сами принимайте решение, как это должно быть». Они приняли вот такое решение. Для понимания, в Курултае уже кое-кто уволен. Если бы я этим занимался — там бы ноги их не было, я бы просто не пустил их в здание. С теми, кто хочет повергнуть страну в хаос и свергнуть власть, мне не по пути. Я сам представитель этой власти. Любая власть, работая на благо страны, должна себя защищать и обеспечивать развитие страны. Если власть себя не будет защищать, то от нее ничего не останется. А учитывая, что постоянно идет атака не изнутри, а снаружи, то как жить-то дальше?

 

Про митинги

 

Я бы не сказал, что у нас в республике люди не могут добиться митингов. Где-то, наверное, идет противостояние с рядом общественных структур, когда идут заявки в одно место и возникает конкуренция. Ну дольщики митинги проводили, ко мне они постоянно приходят. Я бы не сказал, что мы как-то поддушили демократию в плане митингов и шествий. У меня нет полномочий по закону их запрещать, но если бы мы все с вами только митингами занимались, то кто работать будет?

 

Про туризм

 

В туризме меньше всего государства. Роль государства — создать условия, каркас, чтобы частные организации развивались, чтобы привлекать туристов. Уже пора сделать так, чтобы у нас двухэтажные автобусы появились, продуманные туристические маршруты. Мы как-то в этом плане не раскачаны, хотя потенциал туризма огромен. Безусловно, туризм возможен в том случае, если мы создадим условия для бизнеса развиваться.

 

Про смену часового пояса

 

Никогда не задумывался об этом. В 2010 году было принято решение пересмотреть часовые пояса. Как раз занималось этим управление внутренней политики, то место, где я раньше работал. Мы этим полгода занимались, ученных приглашали, всех выслушивали. Что в итоге? Поменяли какие-то вещи, шум-гам был большой, а толку не было никакого. В республике есть гораздо больше задач, которые нужно решать.

 

Про застройку в Уфе

 

Когда я увидел застройку в Уфе — просто волосы дыбом встали. Когда в центре Уфы строят дома и на этом месте к нам приходят обманутые дольщики — это уже перебор. Вторая история, когда нам строят настолько плотно, что потом ко мне Ульфат Мансурович приходит и говорит, что нам 40 школ надо построить и садики. Как говорят мои аналитики — если грамотно выстроить работу, при условии, что у нас есть территория Зауфимье, Забелье, где можно комплексно строить таким образом, что застройщик за свой счет построит и жилье, и школы, и поликлиники. Мы можем помочь с коммуникациями. Это возможно. Мы договорились с Мустафиным У.М., что ни одно разрешение на строительство не подписывается, пока на стройчасе это не обсудится. Я дал поручение — в середине декабря Администрация Уфы и Госстрой принесут мне порядок взаимодействия с застройщиком. После этого я приглашаю крупных застройщиков и начинаю с ними в закрытом режиме общаться.

 

 

Про транспортную реформу

 

Я считаю, что мы движемся положительно. Если вспомнить что было год назад, когда по Уфе ездили автобусы с баллонами на крыше, сейчас их нет. Мы увеличили подвижной состав. Мы бы могли это быстрее сделать, если бы наше предприятие нас не подвело. В результате мы закупили ГАЗовские автобусы. Нелегальных перевозчиков стало меньше, мы их выводим в свет. Эту задачу мы до конца не решили. Я бы мог с этим быстро разобраться. Хоть мы их и называем нелегалами — это живые люди. Это водители, которые брали автобусы в лизинг, в рассрочку. И мне сейчас выдавливать по-жесткому плохо. Мнение о пассажирских перевозках в Уфе в большей степени исходит из-за некачественной перевозки частных перевозчиков. В «Башавтотрансе» мы быстро порядок наводим. Уж как нас критикуют с этой «Алгой», но слушайте, я же ее сделал. Десятки тысяч людей уже по ней ездят, пользуются единым тарифным часом. Сейчас мы единый час увязываем с пригородной электричкой, с МУЭТ. Почему по ней проблемы? Потому что пассажир заходит к частному перевозчику, а он ее не принимает. Я бы им головы поправил, но тогда получится, что я убью этот бизнес. Признаюсь, я ожидал эту ситуацию исправить за год. Нет, за год не получится. Я полагаю, что серьезно и базово в течении следующего года с транспортом будет лучше. Еще автобусные остановки сделать надо. Я давил на мэрию Уфы, чтобы они побыстрее закупили и установили остановки с wi-fi, с бегущей строкой и кнопкой вызова полиции. Установили. Молодцы. Но забыли провести коммуникации. Здесь есть много вопросов. Но подчеркиваю, сдвиги очень существенные в позитивную сторону.

 

Про Куштау

 

Если бы был хотя бы один вариант просчитанный, экономически обоснованный, не на пальцах. Столько появилось специалистов в этой истории. Полреспублики — геологи, полреспублики — содовики. Мы этим занимались очень долго, прежде чем сесть за стол переговоров по Куштау. Для меня было принципиально важно, я сразу сказал, что ни при каких обстоятельствах, никто не заставит меня отдать Торатау. Но проблему с производственной площадкой и сырьем надо решать. И мы сочли, что с учетом всех обстоятельств: нет статуса, уже по-сути осваиваемая территория, разрешение на разработку есть. Еще раз говорю, если бы была хоть малейшая возможность не разрабатывать Куштау, я бы на это пошел. Это было мое осознанное желание найти решение. Оно непросто дается. И вокруг этого решения сейчас появилась огромная группа людей. Многие действия, которые вокруг Куштау крутятся, инициированы людьми, которые им заплатили. Что, общественники или любители Куштау платят, чтобы там собирались группы деятелей и проводили митинги и акции? Нет, платят богатые люди, которых не устраивает разработка Куштау, чтобы просадить предприятие. Моя позиция здесь неизменна. Очень часто среди борцов за Куштау мы видим не людей искренне любящих Куштау или природу нашу. Мы видим людей, которые решают коммерческие, денежные вещи. Я буду с ними бороться. Это мое право.

Ещё выпуски по тегам: