Искандар Бахтияров о суверенном Интернете, пакете Яровой и проблемах российского менталитета

09 марта в 16:53
Генеральный директор компании «Уфанет» дал интервью "Эху Москвы".

Генеральный директор компании «Уфанет» Искандар Бахтияров побывал в гостях у  «Эхо Москвы в Уфе». Он поделился своими мыслями о новых законах, ситуации в Сибае, менталитете россиян и проблемах руководства. 

 

 

Закон об изоляции российского Интернета, штрафы за оскорбление власти и пакет Яровой.

 

 

Многие законы у нас принимаются с одним названием, а реальная цель совершенно противоположная. Мне вообще непонятно в случае чего Россия может отделиться от мирового Интернета. Я думаю, что закон «Об изоляции российского Интернета» принят на случай того, если нашу страну отключат от Всемирной Сети.

 

Если обрубить все оптоволоконные кабели, Интернет останется. Всемирная сеть, вообще, была придумана на случай атомной войны. Даже после взрыва бомб она будет работать.

 

Не вижу смысла отключения России от Интернета. В свое время Российская Империя была противником железных дорог. Николаю I казалось, что вместе с прогрессом с Запада придут реформы, революции и избирательное право. И что произошло? Отказ от прогресса только приблизил революцию.

 

В России свободы становится меньше, следовательно, замедляется развитие. В последнее время депутаты принимают очень много запретительных и предупредительных законов. Они не улучшают ситуацию в стране, не укрепляют позиции политиков, а только разрушают. Таким является и закон, согласно которому запрещено оскорблять власть.

 

Отсутствие обратной связи мешает представителям власти быть объективными. Следующим законом нужно обязать каждого жителя хвалить власть. Но отсутствие обратной связи здорово мешает, а ее наличие укрепляет. Ты видишь свои недостатки. Это как в сказке: «Я ль на свете всех милее…». Можно все зеркала разбить, но от этого ты не станешь симпатичнее, скорее наоборот.

 

Строгость наших законов нивелируется необязательностью их применения. Наверное, массово наказывать не будут. Кстати, следующим законом нужно будет запретить рассказывать анекдоты. Интересно, будут ли сажать за анекдоты?

 

Закон Яровой до сих пор невозможно реализовать технически. В итоге санкций, как я понимаю, нет, и никто не пытается проверить, насколько операторы начали его выполнять. До сих пор не до конца понятна техническая реализация. Я не знаю ни одного оператора, кто бы купил вагон электронных дисков и хранил их где-нибудь на складе.

 

 

 

 

Отзыв лицензии у Роскомснаббанка, «Уфанет» и компенсация жителям Сибая

 

 

В банковской системе происходят печальные вещи. На рынке остаются в основном крупные и государственные банки, а мелкие и региональные исчезают. Руководителей последних начинают преследовать, сажать, теряется много денег. Происходит что-то мрачное и нехорошее. А почему и зачем, я не могу сказать.

 

Акционерам «Уфанета» выгоднее не продавать компанию. Компанию постоянно хотят купить. Акционеры любой фирмы всегда задают себе вопросы: «Выгодно продать или сохранить компанию». Но «Уфанет» быстро развивающая компания, соответственно акционеры понимают, что выгоднее не продавать.

 

Вопросы компенсации жителям Сибая должны регулироваться законом. Понятно, что у нас законы своеобразные. Но, в принципе, справедливость государства должна решаться путем закона.

 

Меня обижает, когда сибайцы называют УГМК-холдинг предпринимателем. Это крупная, сырьевая, олигархическая компания. Предприниматели не дружат с властями. Им ничего на блюдечке не дают, никаких преференций.

 

 

 

Инвестиции, менталитет россиян и проблемы руководства

 

 

Инвестиции в Башкирию поднимут уровень жизни местных жителей. Чем больше заводов, тем больше рабочих мест, тем больше квалифицированных рабочих, следовательно, растет спрос на рабочую силу, отсюда и повышение зарплат по всей республике.

 

Опять же инвестиции инвестициям рознь. Добывающие, наверное, не перспективны на далекое будущее. Лес вырубили, нефть выкачали и уехали. А вот обрабатывающая промышленность — это здорово! Здесь не ресурсы используются, а квалификация людей. Они становятся более профессиональными и зарплаты у них растут. Поэтому такие инвестиции, с моей точки зрения, это хорошо.

 

Арест директора по инвестициям фирмы «Baring Vostok» Ивана Зюзина большой удар по капиталовложениям. Мало кто будет после этого вкладывать деньги в проекты, если только очень рискованные люди. Думаю, что в сложившейся российской инвестиционной культуре достаточно сложно привлечь капитал, хотя могу ошибаться.

 

Россияне больше уважают чиновников на дорогих машинах, а не на велосипедах. Уважение для наших жителей равно страху. В народе даже есть выражение «Боятся, значит уважают». Но есть и положительные моменты — молодежь уже не согласна с такой интерпретацией. Если 20 лет назад молодые люди мечтали о крутых «тачках», то сейчас спокойно ездят на велосипедах и путешествуют по миру. Народ меняется.

 

Думаю, что к 2022 году мышление народа сильно изменится. Люди отойдут от советского прошлого, начнут думать по-другому.

 

Ремонт подъездов в Башкирии за счет государственных денег — пример иждивенчества русского народа. Это общая тенденция. Мы же пришли из социализма. Мы ждем, что партия правительства все за нас организует. С другой стороны, власти заинтересованы в том, чтобы всем «рулить». Мы ждем, что о нас кто-то позаботится, а сами о себе не заботимся, что достаточно глупо. Спасение утопающих, дело рук самих утопающих. Правительственная партия, возможно, хотела бы, чтобы народ о себе заботился, но при этом они хотят все финансовые рычаги держать в своих руках. И вот эти два противоречия, у власти и у народа, взаимодополняющие. Я думаю, все идет от народа. А власть — это отражение народа.

 

Из России в последние годы уезжает очень много умных людей. Вообще процент умных людей и в России, и в мире небольшой. Если половина умных людей уедет из нашей страны, будут большие потери. Вспомним эпоху Петра I и Екатерины II: они в большом количестве завозили умных людей в Россию. И впоследствии многие иностранцы внесли большой вклад в науку, историю и культуру. Надо понимать, что та страна, которая получает со всего мира умных людей, выигрывает. Сейчас такие страны — США и Китай.

 

Я против преследования врачей. Система здравоохранения, с моей точки зрения, управляется очень плохо. Самое ужасное, что врачи, вместо того, чтобы лечить, занимаются оформлением бумаг. Не хватает медикаментов, аппаратуры, поликлиник, больниц. Из-за этого отношение населения к врачам плохое. Они относят все эти проблемы к ним. Соответственно врачи начинают относиться к своей работе спустя рукава. Но люди, которые работают в этой сфере – заложники ситуации. Они не виноваты, виновата система. Надо менять систему. Вот когда  изменится система, тогда будет высокая зарплата и больницы будут хорошо оснащены. Это относится не только к врачам, но и учителям.

 

Увольнять или сажать врачей за плохую систему здравоохранения нельзя. Это касается и врача Кушнаренковской больницы, который наложил шину вместо швабры, и заведующей поликлиникой в Кировской области, которую обвиняли в смерти трехлетнего ребенка, и многих других врачей. Но система, которая у нас в стране, является результатом нашего менталитета. Вот врачи: их тюкают, а они молчат. В Кирове собирались посадить заведующую. Это же вообще нонсенс. Девочка трехлетняя умерла, потому что мать закрыла ее в квартире. Причем здесь заведующая поликлиникой? И хорошо, что врачи заступились и пригрозили увольнением, если не прекратят дело.

 

С людей нужно требовать тогда, когда у них все хорошо. Дело в том, что в коммерческих компаниях, если ты относишься к людям плохо, они уходят. Хорошие специалисты идут в хорошую компанию. Вот «Уфанет» — у нас работают отличные специалисты. Но это результат того, что и зарплаты хорошие, и снабжение, и уважительное отношение в коллективе. Поэтому у нас повышенная требовательность к сотрудникам.

 

У меня, как у руководителя, не получается выбить российскую ментальность из своих сотрудников. Я много лет запрещаю сотрудникам отказывать клиентам. Если ты не можешь решить его проблему, не отказывай. Попытайся сначала найти другой путь. Сходи к одному директору, к другому, дойди, наконец, до меня, но не отказывай. И если я уже скажу, что нет, не можем, только тогда дать отрицательный ответ. Вот у меня не получается это изменить. Сотрудники отказывают. Это российская ментальность. Есть четкий алгоритм, по которому сотрудники действуют. Но если происходит что-то не по нему, то сразу ступор и мозг отказывается работать.