Как спасти уфимскую набережную? Мы прошлись по ее больным точкам вместе с городскими активистами

09 ноября в 20:35
Сужение дорожек, бетонная пустошь и каток.

Бетонная пустыня. Это не про взлетно-посадочную полосу в аэропорту, а про набережную реки Белая в Уфе. Ее ориентировочная стоимость — 12 миллиардов рублей. Примерно за такие деньги можно построить стадион вместимостью 40 тысяч человек, как у футбольного клуба «Бордо». Как вдохнуть жизнь в уфимскую каменную пустошь? Городские активисты объединились в зуме для поиска ответа.

 

Полина Вишневская, член СПЧ при Главе РБ: «Набережная должна быть лицом нашего города, нашей гордостью. Она не соответствует нашим ожиданиям. Мы поняли, если мы сами не начнем что-то менять, набережная просто так не изменится. Это всегда будет серый, безжизненный кусок бетона. Мы решили собрать встречу со всеми лидерами городских сообществ — спортивных, творческих, художественных».

 

Мы встретились с активистами и еще раз прошлись по болевым точкам набережной, которую официально именуют гидротехническим сооружением.

 

Полина Вишневская, член СПЧ при Главе РБ: «Чуть ниже нас находится амфитеатр. Их на набережной два — здесь, около Монумента дружбы, и около памятника Салавату Юлаеву. Здесь можно сделать сцену и проводить какие-то мероприятия — поэтический вечер или музыкальный концерт. Вариантов использования много. Главное — осмыслить и прийти к ним».

 

Второй амфитеатр, который может стать сердцем набережной, пока что напоминает бетонно-деревянный вакуум.

 

Артур Рахметов, предприниматель, организатор городских событий, урбанист: «Сцена эта —единственная на набережной. Она отвечает не всем требованиям. Об этом говорит обратная связь от городских сообществ. Она открытая. На ней можно только в хорошую погоду проводить мероприятия. На нижних ярусах нет электричества. Только с помощью генераторов можно подвести ток. Здесь еще нет освещения. В темное время суток эта территория — темное пятно. Основные места для зрителей находятся не прямо напротив сцены, а немного смещены вправо. Зрителям придется сидеть полубоком, чтобы наблюдать за сценой».

 

На набережной сделали дорожку для бега и для пешеходов, две полосы для велосипедистов. Только вот около бассейна «Юность» четыре полосы превращаются в две. Их, разумеется, заботливо огородили с двух сторон заборчиком.

 

Адель Ахмадуллина, архитектор, урбанист: «У нас потоки идут широко-широко, а потом резко все сливается в метровую дорожку. Куда деваться ребенку? Куда отойти пешеходу? Беговая дорожка-то остается. Получается, что бегуны бегут, дети идут, велосипеды и самокаты едут и все встречаются в одной конфликтной точке. Во-первых, здесь надо было переделывать склон, сужать автомобильную дорогу, убрать у них одну полосу. Было бы удобно вывести велодорожку на автомобильную, сделать ее разметку. Так эти потоки хотя бы немного разошлись».

 

Из всех дорожек лучше всего сохранилась беговая. Она покрыта резиновой крошкой. Остальные дорожки покрыты трещинами и сколами. Брусчатку почему-то выбрали с небольшим скосом — фаской. Обычно в таких местах плитку кладут плотно друг к другу.

 

Альбина Ермилова, городской активист: «Пошли трещины. Сейчас будет зима, выпадет снег. Те, кто даже идет с коляской детской, чувствуют это дребезжание. Для тех, кто катается на роликах, на скейтах и на велосипедах это тоже не очень хорошо, мягко говоря».

 

Если где-то на набережной узко, то где-то широко. Эти места можно использовать зимой в качестве катка. Так сделали в Казани и Тюмени.

 

Альбина Ермилова, городской активист: «У нас есть катки в городе. Но набережная притягивает людей. Здесь красиво, здесь сильное энергетическое место. Это место можно использовать, как каток зимой, а летом здесь сделать роллердром».

 

В сентябре Радий Хабиров включил в совет по развитию набережной известного ресторатора Александра Антонова. Он представил главе региона свою концепцию развития этой территории, которая была одобрена Хабировым. Однако настоящего хозяина набережной нет.

 

Денис Зеленцов, городской активист: «У нас есть широкополосная дорога, на ней есть остановки общественного транспорта, однако его самого здесь нет. Приехать и уехать можно только на собственной машине. Плюс все нижние ярусы не оборудованы никакими коммуникациями».

 

Их не прокладывали, так как нижние ярусы могут быть якобы затоплены в случае резкого подъема воды в Белой. Теперь для того, чтобы протянуть коммуникации, нужно разрыть газоны и вскрыть бетон. Некоторые городские активисты готовы уже сейчас организовать свою деятельность на набережной. Но говорят, чтобы решать глобальные вопросы, необходимо создать единый координационный совет.