Как живут баптисты в Башкирии? Жертвоприношения, секты и другие стереотипы

12 января в 12:56
Спойлер — жертвоприношением они не занимаются.

 

Марк Жук, пресвитер церкви Святой Троицы: «Мы не становимся баптистами по рождению или национальности. Каждый человек сам принимает решение, поверить ему во Христа или нет».

 

Когда речь заходит о вере в бога, избежать острых углов трудно. В таких случаях вспоминаются и оскорбление чувств верующих, и различные предрассудки. Особенно много таких предрассудков в отношении баптистов. Баптизм — это одно из направлений протестантизма, которое в свою очередь является частью христианства, наряду с православием и католицизмом. Долгое время уфимские баптисты собирались в Доме молитвы в Зелёной роще. А в Затоне уже 17 лет существует Церковь Святой Троицы, куда на каждую службу приходит от 30 до 50 человек. Её пресвитер — Марк Жук. Из-за одинакового взгляда на религию познакомились его родители; баптистами является и вся его семья. Сейчас он служит в церкви вместе со своим отцом, Петром.

— Что для вас баптистская церковь и что она для людей, которые сюда приходят?

Марк Жук, пресвитер Церкви Святой Троицы: «Для меня баптистская церковь — это место, которое стало для меня семьёй, несмотря на то, что у меня есть жена и дети. Церковь — это то общество, где бог является отцом, а мы все — его дети».

— Люди, которые не очень много знают о религии, могут не улавливать какие-то тонкости. В чём основная идея баптизма?

Марк Жук, пресвитер Церкви Святой Троицы: «Основная идея баптизма заключается в том, что мы проповедуем Евангелие, проповедуем об Иисусе Христе, который пришёл на землю, прожил святую праведную жизнь, но он был распят на кресте за наши грехи. Но он воскрес, и мы об этом возвещаем. Другая принципиальная идея — мы не крестим детей, наступит время, когда они сами примут решение: быть им с богом, быть им в церкви или не быть. Когда они примут это решение — будет крещение».

 

Основное отличие баптизма от православия — это свобода совести. По их принципу, никто не может заставить человека поверить в бога. К крещению человек приходит добровольно и осознанно, и, таким образом, «спасается». Сами баптистские общины стали появляться в России в конце XIX века, а в Башкирии — в начале XX. Первую баптистскую общину в Башкирии основал поляк Павел Ткачинский, и она существовала до 1935 года. Но после её закрытия верующие не прекратили собираться — они собирались по домам и квартирам, чтобы изучать Библию и молиться. Сейчас в Башкирии около 20 баптистских церквей.

Когда неверующий человек приходит в церковь, он может ощутить, будто бы сейчас ему попытаются навязать чужие религиозные взгляды. В баптистской церкви такого ощущения не возникло. Здесь нет полумрака или массивных икон, а священные тексты выводятся на стену с помощью проектора. Из-за этой свободы от атрибутики баптистов часто называют сектантами или «неправильными» верующими.

 

— Вернёмся к стереотипам. Самые частые вещи, которые вы слышите в адрес церкви?

Марк Жук, пресвитер Церкви Святой Троицы: «Первое — что мы сектанты. Второе — что мы американская секта. Всё, что сегодня не нравится людям, они называют американским. Но мы не американская секта и вообще не секта. А, и ещё то, что мы в жертву детей приносим».

— А это откуда взялось?

Марк Жук, пресвитер Церкви Святой Троицы: «Это взялось из Советского Союза. Выходил фильм "Тучи над Борском". Там был страшный момент, что в церкви приносятся в жертву люди. И меня время от времени спрашивают: "Баптисты — это те, кто в жертву детей приносят?" И я говорю: "Да, приносим, приходите, посмотрите"».

Но, судя по всему, большое количество стереотипов не очень тревожит баптистов. Мы побеседовали с прихожанами церкви, и самое удивительное — для них не существует понятия «оскорбление чувств верующих». А сама вера помогла справиться со сложными жизненными ситуациями.

 

Артемий: «До 2010 года я употреблял алкоголь, наркотики, всё, что могло меня веселить. В 2010 году я через реабилитационный центр, через дом милосердия уверовал».

Павел: «Я представил, что придёт Христос, вся моя семья уйдёт с ним, а я останусь. И я понял, что не могу жить так, как хочу, потому что за меня умер Христос».

Линара: «Когда ты молодой — всё в твоих силах и всё прекрасно. А потом ты видишь взрослую жизнь и понимаешь, что далеко не уедешь без бога».

Альбина: «Бог так сделал в моей жизни, что всё, чем я жила — тусовки, развлечения, гулянки — они привели меня к тому, что я покаялась и захотела другой жизни. Я поняла, что это бессмысленно и ненужно. Я не оторвана от мира, я живу обычной жизнью, но она наполнилась верой».

Марк Жук, пресвитер Церкви Святой Троицы: «Если мы не общаемся друг с другом, мы не знаем нужд друг друга, мы не знаем, в чём человек нуждается. А если мы находимся в близком общении — мы можем помочь друг другу».

Помимо богослужений баптисты изучают Библию с теоретической стороны, встречаются с молодёжью и общаются с товарищами из других церквей и регионов. Многие приходят в церковь со своими парами или детьми, и они не обязательно разделяют религиозные взгляды другого человека. В разговоре с нами пастор отметил, что их цель — сделать службу наиболее понятной каждому.

 

Марк Жук, пресвитер Церкви Святой Троицы: «У нас в стране к любому меньшинству относятся с пренебрежением или с презрением. Тем более, баптисты — не как православная церковь по размерам. Звучали мысли, что баптисты — секта. Ну считают меня сектантом, ну и пусть. Мы живём открыто, любой может прийти и посмотреть, а потом уходят и говорят: "Никакая не секта, нормальные люди"».