Несломленные. История уфимки, которая пережила блокаду Ленинграда

10 мая в 12:58
Маргарита Пашкевич рассказала о самом страшном воспоминании, послевоенном быте и справедливости.

Скромная "двушка" в спальном районе. Именно здесь живет Маргарита Пашкевич. Наша съемочная группа вместе с сотрудниками библиотеки №23 и волонтерами дома творчества "Дружный" навестила Маргариту Миновну. Про ее жизнь можно написать книгу или снять фильм. Однако самую страшную осень в своей жизни она вспоминать не любит.

 

Маргарита Пашкевич, жительница блокадного Ленинграда: Мы действительно случайно оказались с папой в районе горящих Бадаевских складов. Я видела это полыхающее зарево, помню до сих пор. Бомбежки эти жуткие тоже хорошо запомнились. Мы гуляем во дворе, слышим только воздушную тревогу и все бросаем, бежим или домой, или в бомбоубежище. 

 

Волонтеры навещают Маргариту Миновну

Она пережила блокаду Ленинграда. Только зимой семью Маргариты Пашкевич эвакуировали на Алтай, а дальше был Кавказ, Беларусь и возвращение в родной город. Но и жизнь в уже послевоенном Ленинграде была омрачена не только бытовыми сложностями.

 

Маргарита Пашкевич, жительница блокадного Ленинграда: Конечно, тяжело было. Наша квартира была занята. Мы немного так помучились, то в подвале, то на чердаке. Получил наконец комнату, а к тому времени мама уже болела сильно и умерла.

 

Маргарита Пашкевич с портретом своей мамы

Окончив школу и Горный институт, Маргарита Пашкевич работала на Дальнем востоке. А более сорока лет назад она переехала в Уфу с семьей, где и живет сейчас со своим мужем. Когда Маргарита Миновна достает свой семейный альбом, через фотографии можно проследить не только ее историю, но и увидеть как жили люди того времени.

 

Маргарита Пашкевич, жительница блокадного Ленинграда: Раньше же ходили в фотоателье и нам делали фотографии. На этих фотографиях, конечно, вся наша жизнь — в Саянах на практике, в Крыму тоже были на практике — до сих пор с радостью вспоминаем...

 

Маргарита Миневна со своим мужем в молодости

Когда речь заходит об искажении истории, Маргарита Миновна, как житель блокадного Ленинграда, не может сдержать эмоции.

 

Маргарита Пашкевич, жительница блокадного Ленинграда: Мы живая память того, что было! Вот сейчас вспоминаешь — это же было! Мы это знаем. Война была великая, отечественная, наша, победоносная. Вдруг выясняется, что это вообще неизвестно что было. Есть такое понятие, явление — не сдавшийся блокадный Ленинград. Вот он, наверное, будет как Куликовская битва, Ледовое побоище, а теперь будет блокадный Ленинград. Мы его последние защитники.

 

Воспоминания

Маргарита Пашкевич, жительница блокадного Ленинграда: Помню, мама принесла с улицы картофельные очистки, значит кто-то в блокаду и картофель ел. Да и сейчас, сами знаете как все устроено. Какая справедливость? Справедливость - это неправильное слово. Ленинградский обком имел свои привилегии, конечно же. Но у меня желания искать что-то плохое в каждом не было.

 

Действительно. Жители и защитники блокадного Ленинграда, ветераны войны и труженики тыла— они воплощение мужества, стойкости и самоотверженности. Но кто они сейчас для нового поколения — герои или немощные старики? Спасители мира или перевернутая страница истории? Ответ очевиден, и благодарить мы их должны не один день в году, а каждую минуту, месяц и год.