Познакомьтесь с Юлией Десятниковой. Женщина из Уфы хочет открыть детсад для детей с аутизмом

02 апреля в 21:40
Главная задача - найти инвестора.

 

Никите Десятникову пять лет. Он любит животных, умеет определять по звуку музыкальные инструменты и тянется к языкам — предпочтение отдаёт английскому и турецкому. Он жизнерадостный, весёлый и очень любит свою маму. Но общение со сверстниками порой вызывает трудности — у Никиты аутизм. Первое время его мама Юлия не придавала значение особенностям в поведении сына.

 

Юлия Десятникова, мама Никиты: «Когда мы только узнали, Никите было 2 года. Тогда у нас появились подозрения. Хотя, появились они раньше, а поставили диагноз нам в два года и три месяца».

Расстройства аутистического спектра выявляются в раннем возрасте. Их главная характеристика — нарушение социального взаимодействия у ребёнка. Причины расстройства могут быть разными, от генетики до всевозможных заболеваний. Детям с этим диагнозом бывает сложно приобретать специальные навыки, учиться разговаривать и общаться с нормотипичными сверстниками. Ребята с аутизмом имеют склонность повторять одни и те же действия, у них своя модель поведения и интересы. Малейшая болезнь может спровоцировать откат — сброс некоторых навыков, которые приобретались детьми и родителями с большим трудом. Во всём остальном — это обычные ребята, которые нуждаются в общении и обучении.

 

Юлия Десятникова, мама Никиты: «Никита на улице к определённым детям начинает подходить, они начинают по-своему говорить, это не всегда человеческий язык, но что-то по-своему они говорят. То есть я могу сделать вывод, что ребёнок тоже, соответственно, с какими-то отклонениями в развитии, с особенностями в развитии».

Юлия контролирует режим дня Никиты — очень важно, чтобы ребёнок привыкал к порядку. С утра мальчик на два часа приходит в частный садик. После обеда и отдыха Юлия сама занимается с ним — она проходила переподготовку на дефектолога. Дальше по расписанию — физкультура, нейропсихолог и ABA-терапия. Никите не очень нравятся обычные игры — он тянется к обучающим. Для него в радость осваивать новые навыки. Он сопоставляет карточки с продуктами и ароматические баночки, учится читать, запоминает слова на разных языках. Когда Никита устаёт, Юлия приносит огромный резиновый мяч — мальчику нужно попрыгать на нём, чтобы успокоиться.

 

С детским садом у Никиты не всё так просто. Раньше он ходил в государственный садик. Перед Юлией поставили условие, что она должна быть его тьютором. Для мамы мальчика важно, чтобы Никита общался с нормотипичными детьми, но более полугода в садике не принесли желаемого эффекта: ребёнок всё так же предпочитал общение с мамой общению со сверстниками. Пандемия коронавируса внесла свои коррективы: Юлия начала искать частные садики. Они обошли пять или шесть садиков, и им отказали во всех, кроме одного.

Юлия Десятникова, мама Никиты: «К Никите отношение хорошее, ничего не могу сказать плохого, всё нас устраивает. Но я поняла, наверное, то, что он не готов общаться с нормотипичными детками. То есть он не играет с ними, потому что у них другие интересы, когда он пытается с ними играть — они убегают от него. Он по-своему выражает свои эмоции, то есть, допустим, если другие детки рады — они говорят о том, что они рады, либо хлопают в ладоши, либо кричат "Ура!", а у нас ребёнок начинает вокализировать. То есть различные звуки очень громко достаточно издавать. Деток это пугает».

 

Наблюдая за Никитой, Юлия заметила, что детям с расстройствами аутистического спектра легче найти общий язык друг с другом, чем с нормотипичными детьми. Для некоторых родителей вариантом становится коррекционный детский сад, но даже там воспитатели не всегда могут найти правильный подход к ребёнку в зависимости от его особенностей. Тогда, в январе этого года, у Юлии возникла идея: открыть детский сад для детей с аутизмом и расстройствами аутистического спектра. Каждая мелочь продумана: от индивидуального подхода к детям до диетической кухни для тех ребят, которые сидят на безглютеновой диете.

Юлия Десятникова, мама Никиты: «Голова и мозг человека напрямую взаимосвязаны с кишечником, поэтому сейчас большинство — сторонники того, что в первую очередь нужно поправить кишечник, а потом уже всё остальное, но я так не считаю. Я считаю, что это всё делается в комплексе».

 

На открытие садика потребуется 400 тысяч рублей. Сюда входит аренда и косметический ремонт помещения, покупка кроваток и другие расходы. Сейчас Юлия в поисках инвесторов, которые смогли бы помочь ей реализовать проект. Однако на заявку откликнулся всего один человек. И то, когда он узнал, что выручка детского сада будет составлять около 70 тысяч рублей в месяц, перестал интересоваться предложением.

 

Юлия Десятникова, мама Никиты: «Я не осуждаю, я понимаю, что, в принципе, бизнесмену нужна хорошая выручка, хорошая прибыль, то да, это невыгодно. Поэтому здесь я наверное даже больше рассчитываю именно на крупные какие-то организации, возможно, которые поведут себя как меценаты, организаторы, спонсоры данного проекта».

Если для инвесторов проект детского сада — это вопрос денег и выгоды, то для Юлии это нечто большее. Несмотря на финансовые трудности, Юлия надеется, что найдёт поддержку. Дело не только в её собственном ребёнке — она разговаривала с родителями других детей с расстройствами аутистического спектра, и на её идею положительно отреагировало около 27 человек.

 

Юлия Десятникова, мама Никиты: «Я с другими мамами таких же детишек все условия обговорила, мы нашли педагогов, воспитателей, которые будут с нашими детками заниматься. Я лично проводила обучение, как работать с нашими детками. То есть, как бы, всё предусмотрели, но встала проблема с финансами».

 

Родители детей с аутизмом общаются между собой в различных центрах и организациях. Одна из них - «Рассвет», благодаря которой существует проект «Ресурсный класс». Исполнительный директор «Рассвета» Юлия Кожевникова понимает, что каждый родитель сам делает выбор, как лучше социализировать своего ребёнка. Она поддерживает идею инклюзивного обучения, но такая возможность есть не всегда и не у всех. Мы рассказали ей про семью Десятниковых и их ситуацию.

Юлия Кожевникова, исполнительный директор АНО «Рассвет»: «Частный детский сад, конечно, имеет право на существование. В нашем обществе, как бы, должны быть любые формы, доступные родителям. Родители делают выбор в пользу частного детского сада - почему бы и нет? Возможно, если бы, когда у меня был ребёнок маленький, был частный детский сад, в котором бы умели работать с такими детьми, я бы не задумываясь его туда отдала. Чем бы могли помочь? Может быть, вместе собраться, обсудить, что можно было бы сделать в их ситуации. Мы этим много занимаемся, консультируем родителей. Мы понимаем: мы их проконсультировали, они получили информацию - и это тоже не залог успеха. Они хотя бы понимают, в чём может быть проблема и как эту проблему можно решить».

 

2 апреля — это всемирный день распространения информации о проблеме аутизма. К сожалению, из-за недостаточных знаний об этом, предвзятое отношение к людям с РАС до сих пор не редкость. Например, Никиту сторонятся некоторые дети на игровой площадке. Мальчик расстраивается и закрывается ото всех. Его мама понимает, что рано или поздно ему придётся столкнуться с реальной жизнью, и это помогает ей не опустить руки. Никита радуется, когда видит микрофон с камерой, он готов подолгу раскладывать карточки с изображением продуктов, а Юлия продолжает искать инвесторов для частного детского сада и не исключает возможности будущей частной школы. Главное для неё — чтобы Никита и другие дети смогли получить детский сад, в котором им будет комфортно.

Ещё выпуски по тегам: