Расселенные памятники архитектуры по Октябрьской революции в Уфе грабят мародеры. Кто их защитит?

31 мая в 21:45
Мэрия не дает согласие на установку камер и найма охраны за счёт меценатов.

 

Улицу Октябрьской революции в Уфе планируют сделать полупешеходной к 2024 году, к юбилею столицы Башкирии. В феврале Московский центр урбанистики показал первые наметки на будущий облик нового пространства. Разработчики видят улицу главным променадом Старой Уфы: от Гостиного двора до набережной. Бывший главный архитектор города утверждал, что проект даст старт для будущей Уфы мечты.

 

Олег Байдин, бывший главный архитектор Уфы: «Это первая ласточка, она будет закладывать каркас того, что называется "Уфа завтрашнего дня", хоть и название взято "Старая Уфа". Название такое, потому что это вполне себе понятно локально, понятно эмоционально, и мы надеемся, что будет дальше продолжение после проекта, что он будет прорастать в ткань города».

 

Сейчас власти города занимаются расселением домов, которые располагаются на будущей пешеходной улице. По данным службы сноса и расселения, на Октябрьской революции 44 объекта культурного наследия. Девять из них уже пустуют, а оставшиеся 35 находятся в процессе расселения.

 

Ринат Суяров, директор МБУ «Служба сноса и расселения» г. Уфы: «МВК [межведомственная комиссия] признает дом аварийным, принимается адресная программа, включается в дом, и происходит расселение граждан из ветхого аварийного жилья в новые предоставляемые дома. Действуем в рамках Жилищного кодекса по статье 36. Там есть определённые свои нюансы, но расселение происходит в рамках закона. С согласными жителями заключается договор обмена, либо договор социального найма, (зависит от того, является ли житель собственником или нанимателем), есть разные формы».

 

При создании концепции улицы центр урбанистики отметил, что главная цель — это сохранить исторические объекты и наполнить променад функционалом, привлекая малый и средний бизнес. С этим согласны и архзащитники, и общественники. Однако сейчас дома, представляющие культурную ценность, стоят без охраны.

 

Эльза Маулимшина, член СПЧ при главе РБ, глава башкирского отделения ВООПиК: «Либо жильцы, которых расселяют, сами раскурочивают предмет охраны памятников - дверные проемы, старинные сохранившиеся или оконные проемы, или что-то внутри. У нас идёт такое массовое мародерство, и вот мы хотим пойти на помощь нашим властям, для того чтобы определить список по каждому памятнику: что именно необходимо нам сохранить в первую очередь. Мы сами найдем меценатов, сами найдём волонтёров. Под надзором Башкультнаследия, под надзором службы сноса и расселения, чтобы совместно мы могли взять это всё и законсервировать».

 

Павел Мазин, архитектор, реставратор: «Этот процесс продолжается, разграбления. Если мы говорим, что в планах у службы расселения за этот год ещё 35 объектов расселить, то можно представить, что ещё 35 объектов в зоне риска. Потому что они потенциально будут уничтожены и расхищены, по крайней мере внутри. А для процесса сохранения, да и вообще для культурного наследия, важен не только фасад. Важно весь объект в целом сохранить и восстановить так, чтобы атмосфера сохранялась, элементы какие-то ценные».

 

После расселения за сохранность дома отвечает администрация района. Однако пока орган власти не предпринял ничего для их защиты. Более того, архзащитники не могут добиться разрешения от мэрии для того, чтобы заняться этим самостоятельно — они хотят установить камеры видеонаблюдения и нанять охрану.

 

Павел Мазин, архитектор, реставратор: «Единственное, что нужно было - это согласование с городской структурой «Уфагорсвет» на размещение камер на опорах и временную прокладку воздушных линий между этими камерами, чтобы всё запитать. Мы готовы были взять все эти затраты на себя, и уже была договоренность с «Уфанетом», и с вневедомственной охраной, которую мы планировали привлечь к этой работе, но почему-то ответа так и не последовало. Я не знаю, почему. Вроде от города ничего не требовалось, нужно было просто подпись поставить. Но что-то пошло не так. Как обычно».

 

Архзащитники не уверены, что власти успеют переделать улицу Октябрьской революции к юбилею. Они связывают происходящее с будущим пространством с ситуацией набережной реки Белая — у многострадального объекта за несколько миллиардов рублей до сих пор не появилось «хозяина», который взялся бы за нее основательно, сохраняя память, историю и наполняя смыслами.

 

Эльза Маулимшина, член СПЧ при главе РБ, глава башкирского отделения ВООПиК: «Я готова заняться поиском инвесторов, а они есть, тот же Павел Георгиевич Мазин. Я готова координировать волонтеров, готовых работать под надзором, под руководством «Башкультнаследия» и ответственных чиновников администрации. Я готова элементарно проводить так называемые «консервационные мероприятия», то есть мероприятия по сохранности зданий. Мы готовы это всё заколотить надлежащим образом, готовы установить камеры и готовы вести мониторинг, раз в неделю или два-три раза в неделю. Улица-то у нас одна».