В Уфе отреставрировали пекарню начала XX века. Кто мешает бизнесу восстанавливать старые дома?

20 ноября в 14:16
Для инвесторов, вкладывающихся в реставрацию памятников архитектуры, есть льготные режимы, но это не меняет ситуацию.

Павел Мазин, главный архитектор архитектурного бюро «Проект-М»: «Многие говорят, что уже истории в Уфе не осталось, и проще всё уже снести и построить здесь новый город. Мне кажется, это не совсем честно и правильно».

 

Дом №46 по улице Красина в Уфе — образец традиционного кирпичного стиля начала XX века и памятник архитектурного наследия. В двадцатые годы здесь размещалась «Образцовая хлебопекарня Николая Даниловича Егоршина» - надпись ещё видна на фасаде. После из него сделали коммунальный дом, затем склад местного ЖЭУ. В двадцать первом веке бывшую пекарню вовсе забросили, и она затерялась среди сараев и гаражей. Вдохнуть в здание новую жизнь в 2019 году решилась команда архитектурного бюро «Проект-М» во главе с Павлом Мазиным. Сегодня двухлетняя история реставрации «Образцовой хлебопекарни» близка к завершению.

 

Так дом №46 по улице Красина выглядел до начала реставрационных работ. Фото: «Проект-М»

« Скажите, насколько сложно отреставрировать старинный дом? Насколько трудоёмкая эта работа, и из каких шагов она состоит?

 

Павел Мазин, главный архитектор архитектурного бюро «Проект-М»: «У нас это был первый опыт, и мы прошли все этапы от начала согласования и разработки проектной документации до реализации. Процесс, на самом деле, непростой. Надо было объект сначала включить в реестр [памятников культурного наследия], потом разработать проектную документацию, пройти экспертизу, получить разрешение. Ну и дальше, работа непосредственно на объекте тоже постоянно сопряжена с возникновением каких-то нестандартных ситуаций. Вся цокольная часть была разрушена. На всей лицевой части осыпался кирпич. И, в принципе, весь объект находился в предаварийном состоянии. Поэтому мы, например, нашли старый кирпич — прямо тех годов, тех же размеров. Приобрели его, привезли сюда. Я купил специально камнерезный станок, чтобы этот кирпич фигурно вырезать, привёз его сюда. Потому что сейчас нет [такого] производства, а хотелось сделать именно их тех материалов».

 

Общая стоимость работ составила около девяти миллионов рублей. При этом значительная доля бюджета пришлась даже не на саму реставрацию, а на подведение коммуникаций: в хлебопекарне не было ни канализации, ни центрального отопления. Внешний вид здания оживили, добавив современные элементы. Например, появилась боковая пристройка со вставками из цветного стекла.

 

«Примеров подобной реставрации в Уфе не так много. С чем это связано? Это невыгодно?»

 

Павел Мазин, главный архитектор архитектурного бюро «Проект-М»: «Много факторов, на самом деле. Во-первых, как я уже сказал, очень мало объектов выставляются на торги. Просто так идти и выкупать объект у, допустим, каких-то собственников, жильцов — абсолютно невыгодно, потому что люди начинают поднимать цены. Они думают, что их хотят расселить, обмануть, построить на этом месте огромный дом и заработать кучу денег. Таких объектов достаточно много по городу, просто мы их не замечаем, потому что они находятся в плачевном состоянии».

 

Реставрация и переосмысление старинных зданий — перспективное направление не только с точки зрения городской среды, но и с точки зрения бизнеса. В Уфе это доказал, как минимум, «Арт-квадрат», ставший одной из главных точек притяжения в центре. Однако в городе ещё много полузаброшенных, обветшалых памятников архитектуры. Одна из главных защитниц культурного наследия в Уфе Эльза Маулимшина объясняет это отсутствием диалога между инвесторами и властью.

 

Эльза Маулимшина, член Совета при Главе Республики Башкортостан по правам человека и развитию институтов гражданского общества: «У нас некоторые чиновники из правительства выступают, и как причину, почему у нас исторический центр Уфы в несколько заброшенном состоянии, говорят, что нет инвесторов и памятники наши непривлекательны. Это не соответствует действительности. В прошлом году, на первом заседании Совета по правам человека при Главе республики, при участии Радия Фаритовича [Хабирова] я поднимала вопрос о наличии инвесторов, которые не могут получить доступ к памятникам. Они готовы вложить 50, 100, 200, 300, 500 миллионов рублей, но не могут получить здания на торгах, потому что на торги эти памятники элементарно не выставляют. На данный момент у нас отсутствует какое-либо взаимодействие с мэрией Уфы, и это основная причина, почему памятники у нас в заброшенном состоянии».

 

Усадьба Бухартовских в Уфе после пожара. Фото из архива UTV.

В Башкирии действует программа «Один рубль за один квадратный метр». Именно такую цену будет платить компания, берущая в аренду памятник архитектуры, если сумеет восстановить его исторический облик. На практике часто бывает так, что реставрация вязнет в многолетних согласованиях, прокладке коммуникаций и других проблемах. Получается, что предпринимателям проще занять обычное здание или даже построить новое, а восстановление памятников остаётся уделом энтузиастов и ценителей.

 

«Павел, а зачем вам лично это нужно, такая тяжелая работа? Вы так любите архитектуру, или вы так любите Уфу?»

 

Павел Мазин, главный архитектор архитектурного бюро «Проект-М»: «Ну, ответ на оба ваших вопроса — да. Плюс ко всему, я с детства небезразличен к исторической ткани нашего города. Я всё-таки верю, что не всё для него потеряно. Мы хотели на собственном примере показать, что это возможно даже в рамках такой небольшой коммерческой компании, как наша, не обладающей какими-то баснословными ресурсами. Показать, что это рабочая история, её можно реализовать и она будет работать».

 

Сейчас в старинном здании идёт внутренняя отделка. После его должны будут принять специалисты Башкультнаследия. Помещением уже заинтересовалась одна из городских пекарен. Она хочет открыть на первом этаже торговый зал, а на втором — кафе. Ожидается, что уже в декабре в доме Егоршина впервые за сто лет снова запахнет свежим хлебом.