Вахтовик из очага коронавируса в Якутии рассказал об эвакуации в Башкирию

07 мая в 20:00
Мужчину закрыли на обсервацию вдали от дома.

Ирик Гиниятов — электросварщик. Вот уже четыре года мужчина работает вахтовым методом в Якутии в компании, которая строит магистральные трубопроводы. По словам Ирика, 15 апреля, после запрета главы республики на въезд, выезд и перемещение по территории добычи ресурсов, работа была остановлена, а вахтовики застряли в вагончиках.
 

Ирик Гиниятов: «Мы собирались на смену. Я работал в ночную. Мы сели в вахтовку - это автомобиль, который нас всех развозит по рабочим местам, и КПП нас просто не выпустил из городка. Потом, в течение часа, нас распустили по вагончикам, потом уже какие-то новости стали поступать: что объявили карантин, пока работать не будем. В общем, мы сидели и ждали 2 недели».

 

Рабочие не паниковали из-за пандемии, их больше интересовало, насколько долго они будут оставаться в изоляции и когда они наконец поедут домой. Точно ответить никто не мог — ждали указаний «Земли», так вахтовики из Башкирии называют малую родину.

 

Ирик Гиниятов: «Каждый день ходили на термометрию. В журнал записывались, галочки ставили о том, кто ходит или не ходит. Средства защиты выдавались, маски, но всё равно ходили в столовую, в баню. Деваться было некуда, потому что если бы, например, давали всякие сухпайки, то тогда начались бы различные разногласия, я считаю. Кому-то бы это может понравилось, кому-то нет. Симптомов на данный момент практически ни у кого нет из знакомых, все были здоровы. Уже после зимы все переболели насморком, ангиной в феврале-марте».

 

Рабочих, у которых были симптомы коронавируса, селили в отдельные вагончики, огороженные забором. Им носили еду отдельно, а душ и туалет поставили внутри. Других же, неизолированных вахтовиков, волновал вопрос: выплатят ли обещанные 100% зарплаты за время карантина в городке? Не полагаясь на судьбу, мужчины стали подрабатывать.

 

Ирик Гиниятов: «Многие старались находить работу там, в городке. Потому что после зимы таял снег, так что работа точно была. На территории есть склады, техника, что могли, то делали, в общем. Персонал, который работал в городке, не успевал, и мы старались помогать».

 

В конце апреля в якутских СМИ появилась информация о митинге рабочих. Они жаловались на плохие условия содержания, отсутствие информации о пандемии, острый дефицит масок и карантин. Однако Ирика это не коснулось.

 

Ирик Гиниятов: «Не в нашей организации это было. Это было в 30 км от нас. Это был другой городок, другая организация. Всю информацию мы узнавали просто по слухам, через людей, может каких-то знакомых. Официально никаких заявлений делать не могу. Я тоже видел это видео, как и многие. С цензурой и без».

 

4 мая 200 вахтовиков из Башкирии вылетели из Якутии. Рабочие не знали, куда они летят. Все были уверены, что карантин проведут дома. В итоге самолет приземлился в аэропорту Магнитогорска. После осмотра и теста на коронавирус мужчин отправили на карантин в Абзелиловский район, на базу отдыха «Березки».

По словам Ирика, условия очень хорошие, особенно еда.

 

Ирик Гиниятов: «Кормят, кстати, очень хорошо, мы иногда не всё съедаем. На завтрак сегодня дали кашу «Дружба» - рис с пшенкой, потом спагетти с сосиской, и еще сыр, масло, хлеб, чай». Еды хватает, даже слишком. Люди уже начинают, и я в том числе, спортом заниматься, чтобы не «выплыть» из карантина. Стараемся как-нибудь отжиматься, хотя бы в комнатах, выходить же нельзя».

 

Со слов Ирика, врачи не испытывают недостатка средств защиты, а также очень внимательно относятся к пациентам.

 

Ирик Гиниятов: «Врачи укутаны прям вот стопроцентно. Кусочка кожи даже не видно, только через очки, глаза. Они прям молодцы, и при входе-выходе из корпуса они все обрабатываются. Специальный человек специальным устройством опрыскивает каким-то составом, чтобы другая зараза с других корпусов к нам не пришла или наша к другим не ушла».

 

Ирику, как и другим рабочим его бригады обещали финансово компенсировать дни изоляции в Якутии, а также за двухнедельный карантин.

 

Ирик Гиниятов: «Пока просто были ознакомлены с постановлением, что мы здесь будем две недели. Что будет дальше, не знаем ничего. Как они [дни в обсервации] будут выплачиваться? В виде больничных или по-другому? Пытаемся узнать, но никто ничего не говорит».