Александр Петров и Кристина Асмус в Уфе. Мат в кино, постельные сцены и жизнь в России

01 ноября в 20:58
Актеры целый час отвечали на вопросы уфимских зрителей.

В Уфе состоялась премьера драматического триллера «Текст» по бестселлеру Дмитрия Глуховского, который написал «Метро 2033» и «Метро 2034». В кинотеатре «Киномакс» прошёл спецпоказ с участием исполнителей главных ролей — Александром Петровым (Притяжение, Гоголь. Начало, Лёд) и Кристиной Асмус (Интерны, Ёлки, Чемпионы: Быстрее. Выше. Сильнее).

 

По сюжету 27-летний Илья Горюнов выходит из тюрьмы и "мечтает" о встрече с офицером Петром Хазиным, из-за которого оказался за решеткой. Выйдя на свободу, выясняется, что прежняя жизнь разрушена, и вернуться к ней невозможно. Во время встречи с Петром Илья получает доступ к смартфону своего врага, а по нынешним меркам - фактически к его жизни. На время Илья становится для всех Петром через текст на экране телефона.

 

После премьерного показа зрители смогли задать свои вопросы актёрам лично.

 

1. Может ли описанная в фильме ситуация случится в реальной жизни? И что произойдёт с обычными парнем из периферии?



Александр Петров:«Каждый из нас, в любом регионе страны, неважно, кто это — артист или Илюха из Уфы, заслуживает уважения к себе. Это моя личная гражданская позиция. Если этот фильм сможет что-то поменять. Если власть обратит на это внимание, чтобы сделать поправки в законодательстве, которые защищают каждого из нас. Потому что на самом деле, у нас от этого никто и никогда не был застрахован. Если сила кино способна это поменять - я буду только рад. У нас есть сейчас шанс обратить внимание фильмом на эту проблему, и уже нельзя будет не обращать на это внимание. И фильм, как высказывание, сможет нас оберегать. Вот это ощущение меня греет. В моей жизни были и есть знакомые, которым подбрасывали наркотики. И такая ситуация не редкость».

 


2. Какую сцену из фильма сложнее всего было играть?



Александр Петров:«Самая сложная сцена в фильме не моя, она принадлежит Кристине.И я, когда увидел эту сцену, я конечно обалдел, как и вы сегодня. Так откровенно артисты в России не работали и это вызывает гордость. Первое о чём я подумал: «я бы так не смог». Всё остальное было играть чуть проще.




3. Какую часть вашей жизни вы проводите в телефоне?


Александр Петров: «С одной стороны, эти новые технологии нужно использовать, а с другой стороны нельзя очень много им доверять. Я задумываюсь над тем, чтобы перейти на телефон, как у Константина Хабенского— кнопочный. У него есть кнопочный телефон и есть планшет, на котором он делает всякие свои дела, сидит в интернете и так далее, а телефон кнопочный. Но, если говорить серьезно, наверное, мы слишком много доверяем информации вот этой маленькой коробочке. И, поэтому, когда я сейчас приезжаю на отдых и вижу какое-то красивое место, я пытаюсь его не фотографировать, а пытаюсь его запомнить».



4. Как вы относитесь к «запикиванию» мата в фильмах?


Александр Петров: «Если говорить про мат и есть цензор «18 +», то в каких-то фильмах можно оставлять мат, если это является художественным высказыванием. К сожалению, в России, пока нет такой комиссии, которая решает это. Мне бы очень хотелось, чтобы этот фильм ещё повлиял и на это. Потому что у многих это мнение есть, что «запикивание» мешает. Все же эти слова знают, нам всем есть 18, если мы пришли в этот кинозал. Но я также понимаю, что если это разрешить полностью, то тогда огромное количество фильмов будет неприятным для зрителя, когда там будут нести невероятную чушь».



5. Что делать студентам-актёрам из регионов, чтобы попасть в большое кино?



КристинаАсмус: «Я не хотела бы, чтобы двусмысленно как-то или неприятно прозвучало, но не тратьте время на задавание таких вопросов, на получение ответов на них. Это бессмысленно, нужно брать и фигачить, просто фигачить. Каждый день. Писать всем, ходить на все пробы, заполнять анкеты, стучитесь в окна и двери. Заполняйте собой вообще всё пространство. Попасть действительно сложно, везет не всем. У меня свой путь, у Саши свой путь. Я просто долбилась везде. Я поступил сначала в 2005 году, меня отчислили. Потом я просто встала и пошла работать. Работала в двух театрах, снималась в рекламах, пошла в другой театральный институт поступила. И пока мои однокурсники сидели на лекциях и хотели получить красный диплом, я бегала по пробам. И на 500 кастинг у меня сложилось».



Александр Петров:«Конечно же, если говорить по-честному, я бы советовал поступить в Московский театральный институт. Это единственный способ заявить о себе. У меня только один пример всплывает в голове, когда пацаны куда-то прорвались из Перми. Когда они сняли сериал «Реальные пацаны». Но это исключение из правил. К сожалению, существует такая большая проблема: в регионе отучились и что дальше? Идти в Государственный театр в своём регионе? Мне бы не хотелось, чтобы артисты, учась в регионах, понимали, что у них нет никакого шанса, либо он очень минимален. Мне бы хотелось, чтобы они понимали, что этот шанс у них есть. Для этого нужно разговаривать с Мединским, и говорить ему о том, что есть эта проблема. Когда у меня будет такая возможность, я ему скажу о вас, и расскажу о том, что это есть. Но театральных вузов московских на всех не хватит. Может быть создать какую-то большую систему кастингов на разные фильмы по регионам».



6. Какие переосмысления произошли в вашей жизни после этих ролей?



Кристина Асмус: «Для меня снятся в такой сцене — это поступок очень тяжёлый. Я человек дико рефлексирующий, боящийся даже короткую одежду носить на людях. И для меня раздеться, так раздеться, а такая сцена, именно вот такой манеры съемки требовала, такой откровенности, такого предельного реализма. Для меня это был вызов себе и какое-то принятие себя, борьба с собой. Это было трудно. Я была готова к ответу, который мне предъявили «диванные критики», которые мне сейчас пишут в директ. И моему мужу. О том, что это вообще «трэш», «ты вообще нелюдь», «как ты можешь», «гори в аду». Я была к этому готова. Я снялась тем не менее, но для меня это в первую очередь был вызов себе. И, конечно, тема аборта. Она очень болезненная для меня Я, к счастью, не сталкивалась с этим никогда. Я никому не желаю вообще подобного выбора в жизни, только рожать».



Александр Петров: «Мне кажется, у меня было немножко всё попроще. Дело в том, что организм у меня так устроен, что всегда он подсказывает мне. Ночами не спал, причём специально это делал, для того, чтобы лицо в кадре было помятым. Чем хуже ты выглядишь, тем лучше для фильма. Нельзя же сделать грим, чтобы глаза были уставшие. Мы сумасшедшие люди, понимаете. Мы фанаты с Кристиной того, что мы делаем. Наверное, это всё нас поэтому и объединило в одной системе координат. Просто захотели сделать классное русское кино, которое будет трогать каждого из людей, даже самого сноба».



7. С первого ли дубля сняли пастельную сцену?



Кристина Асмус: «Один раз был не удавшийся, самый первый дубль. Мы там случайно с Ваней нажали на стоп. И вообще доигрывали уже непонятно для кого. И был второй. И видимо я в состоянии дикого аффекта была. Во всех интервью я говорила, что он был один. У нас состоялся специальный показ в рамках «Арт» в Москве. И, я, также отвечая на этот вопрос, сказала «один дубль». И Ваня и Клим мне сказали «так, так, так, вообще-то их было четыре». В общем для меня тоже было, как и для моего мужа удивлением, что их было четыре».