Бьет – не значит любит. Почему женщины Оренбуржья молчат о домашнем насилии

14 октября 2019
В 2018 году россиянки были признаны одними из самых незащищенных в мире от насилия.
Фото: Pixabay.com

Для любого человека дом является тем местом, где он чувствует себя защищенным, а семья – это самые близкие люди, которым мы доверяем. Но что делать, если твой дом – больше не твоя крепость, а любимый муж стал тираном и садистом?

В 2018 году россиянки были признаны одними из самых незащищенных в мире от насилия. Статистические данные Всемирный банк Women, Business and the Law опубликовал в своем отчете . В нашей стране нет отдельного закона, наказывающего за домашнее насилие, а тех, что имеются, недостаточно. Об этом в июле 2019 года заявил Европейский союз по правам человека (ЕСПЧ).

Но недостаточность законодательства не всегда становится причиной молчания. Зачастую женщины просто боятся. Так было с оренбурженкой Юлией Нужновой. Она прожила в браке чуть более 10 лет, и все эти годы терпела побои. Жестокие и безосновательные.

«Для друзей и близких Вадим был порядочным семьянином и душой компании, никто и не догадывался, что за закрытыми дверями он меня и сына швырял об стены, бросал как тряпичных кукол спинами о подлокотники кресел и дивана... Несколько раз разбивал о голову ребенка лего-роботов, мне ломал нос и челюсть всем, что попадалось под руку».

Мужчину не останавливали ни боязнь осуждения со стороны, ни прозвучавшие однажды угрозы жены об уходе.

«Летом 2004 года муж избил меня прямо перед крестинами дочери моей подруги. Мероприятие уже было запланировано, да я и не хотела, чтобы его отменяли. В церковь я пришла в огромных солнцезащитных очках, так как у меня глаза просто не открывались из-за синяков. Когда батюшка приступил к церемонии, он спросил меня, могу ли я их снять, но затем понял, что нет. Видимо, увидел расползшиеся на нос и скулы гематомы».

Спустя несколько лет чаша терпения женщины оказалась переполнена. Поводом для очередного скандала с рукоприкладством стал студенческий альбом Юлии, среди фотографий которых был снимок с ее другом детства.

«Вадим разорвал в клочья альбом и избил меня его остатками. Естественно, бумага, переплет не выдержали и он принялся хватать вещи с полок серванки и бить ими. Ну, а потом ушел на прогулку. Как ни в чем ни бывало. Этот момент, наверное, и стал переломным. Как только он ушёл, я открыла единственный в доме чемодан, побросала туда какую-то одежду и сложила обрывки альбома. Из дома я убегала со швейной машинкой и разорванным альбомом в руках. Сына забрала прямо с уроков и уехала в никуда».

Долгое время женщина с сыном перебивалась временным жильем, жила то у друзей, то у дальних родственников, пока, наконец, не осела в Нефтеюганске. Там она смогла начать новую жизнь, где не было места насилию и боли. В полицию она так и не заявила. На вопрос «Почему?», женщина отвечает: «О разборках я тогда и не думала. Я хотела поскорее сбежать, сбежать и скрыться, пока он меня не убил. Тогда я впервые испугалась смерти».

В Оренбуржье, по словам представителя пресс-службы регионального УМВД России Марселя Маннуллина , нет статистики по побоям или по числу обратившихся в полицию женщин:

«Сейчас идет больше статистика по статьям. И, опять же, рассматривается не статья «Побои» отдельно, а смотрят по степени тяжести причинения вреда здоровью: легкой, средней, тяжелой».

По словам сотрудника правоохранительных органов, с заявлениями об избиении в полицию чаще обращаются мужчины. То жена ударила ножом, то избила. Однако, даже несмотря на это, женщины и дети становятся жертвами побоев намного чаще. И молчат. Молчат, потому что боятся осуждения – «Сама виновата, сама напросилась», боятся огласки, мести, кто-то боится потерять семью. Таких женщин, как правило, большинство. Многие из переживших тиранию мужа просто не верят в правосудие. Есть также некоторый процент пострадавших, которым просто некуда идти. Но порою даже отсутствие иного жилья не становится препятствием.

Насилие приходит не только к супругам, которые живут в браках несколько десятков лет, но и в молодые семьи. Причем мужья поднимают руку на жен, не оглядываясь на маленьких детей, не думая о том, что придется пережить ребенку. С этим спустя 6 лет брака столкнулась молодая оренбурженка Анастасия.

«Муж избил меня на глазах шестилетней дочери. Сначала дал мне пощечину, потом стал бить руками по голове. За что? Считает, что я слишком много работаю. Хотя дома всегда и что покушать есть, и чисто, и белье перестирано, и ребёнок не заброшен. Сообщать в полицию пока не хочу, но о разводе думаю».

Сейчас Анастасия занимается поисками психолога для своей дочери, так как девочка предлагает маме «подумать о том, чтобы жить без папы». Психологи в таких ситуациях советуют жертвам домашнего насилия обращаться в полицию, а не спускать все «на тормозах». Но обращаться в органы Анастасия не хочет.

И здесь женщина снова сталкивается со своими страхами. В основе многих из них лежит само восприятие проблемы домашнего насилия населением. Согласно данным соцопросов, большая часть россиян не считает насилие в семье важной социальной проблемой. Кто-то даже уверен, - периодическое рукоприкладство полезно и жене, и ребенку. Не потерять окончательно веру помогают больше половины респондентов, считающих домашнее насилие недопустимым.

Проведенный в августе 2019 года опрос показывал, что 80% людей уверены, - насилию в семье нет оправдания. В то же время им противостоят свыше шести десятков респондентов, считающих, что женщины порою сами провоцируют мужей своим поведением или внешним видом. Как видно из статистики, виктимблейминг, то есть то самое «сама виновата», все еще крепко держится в сознании не только россиян, но и жителей всего мира.


Пока же в России борьба за принятие специального закона, наказывающего за домашнее насилие, идет без особых успехов. То, что его появления ждут и, что он необходим, доказывает и флешмоб #ЯНеХотелаУмирать , посвященный женщинам-жертвам и женщинам, сидящим в тюрьме за убийство партнёра в целях самообороны от домашнего насилия. Сейчас поиск по данному хэштегу выдает  более 16,3 тысячи трагических историй.


По словам активистки Александры Митрошиной , запустившей его, «если бы закон был, он защитил бы таких женщин еще до смерти партнера и не вынудил бы их пойти на крайнюю меру самозащиты». С девушкой солидарны полмиллиона россиян. Но все это лишь на уровне инициатив и предложений. Точку в решение вопроса ставит власть, которое пока принятие такого закона откладывает. И замкнутый круг бесконечен: не боящиеся наказания мужья бьют, женщины молчат.

64 выпускника «Медресе «Хусаиния» Оренбурга получили дипломы

19 июня в 15:00

Какие будут последствия у новых антикоронавирусных ограничений и что об этом думают люди?

19 июня в 14:54

В Оренбурге состоялся женский форум Приволжского федерального округа

17 июня в 18:58

33 гектар Зауральной рощи отдадут под строительство?

17 июня в 14:14

Большегрузы разбили дорогу и устроили свалку в Ростошах

17 июня в 10:21

Вера Арнгольд разработала несколько подарочных наборов с оренбургскими сувенирами

17 июня в 09:21

Грозит ли Оренбургской области возврат антиковидных ограничений?

16 июня в 19:37

На покупку оборудования для детской областной больницы в Оренбурге денег пока не нашли

16 июня в 18:59

50% опрошенных оренбуржцев заявили о рекомендациях на работе вакцинироваться от COVID-19

16 июня в 11:01

Кто должен строить школы?Министр образования Оренбуржья рассказал, почему не принуждают застройщиков

15 июня в 18:35