Мы побывали в центре, где спасатели при помощи радиации испытывают приборы

22 октября в 19:08
Какими ещё гаджетами они пользуются?

 

Радиация быстро разрушает любой живой организм. Но прямо в Уфе есть лаборатория, где людям приходится работать с излучением практически каждый день.

Это химико-радиометрический центр. Его история началась ещё в СССР с полноценной воинской части. Но центр до сих пор остаётся режимным объектом.

Фарход Кутлугузин, начальник ГБУ РБ Служба обеспечения мероприятий гражданской защиты Госкомитета РБ по чрезвычайным ситуациям: «Начиналось всё ещё в Советском Союзе с момента зарождения гражданской обороны. Тогда Башкирия называлась ещё БАССР. Здесь проводили уникальные испытания средств индивидуальной защиты органов дыхания и кожи. Мы наследие Советского Союза оставили и развили до современного состояния».

 

Исследования здесь проводят и по сей день. В различные приборы направляют поток излучения, который исходит от радиоактивных источников. Прямой незащищённый контакт с ними, говорят специалисты, вызывает необратимые последствия для организма через два часа.

Эдуард Габдрахимов, специалист гражданской обороны II категории химико-радиометрического центра: «Поднимаем заслоночную рамку источника и он нам подаёт поток излучения на замер. И при помощи монокуляра мы смотрим, сколько он даёт радиации».

 

«Стрелять» в приборы радиацией нужно для того, чтобы поверить их и убедиться в точности. Ведь в случае аварии специалисты будут работать именно с ними. Например, каждый воспользуется трубочкой, которая измеряет дозу полученной радиации.

Фарход Кутлугузин, начальник ГБУ РБ Служба обеспечения мероприятий гражданской защиты Госкомитета РБ по чрезвычайным ситуациям: «Когда трубочки сдаются командиру, то можно посмотреть наверх, и обратите внимание на то, что там есть шкала. Когда радиоактивный источник находят, его помещают в такой контейнер, закрывают, запечатывают и перевозят».

 

Нам спасатели рассказали, что дезактивировать местность можно обычным порошком. Но делать это нужно защищённым. Поэтому в соседней комнате всё обмундирование проверяют на прочность.

Эдуард Габдрахимов, специалист гражданской обороны II категории химико-радиометрического центра: «Мы сверху устанавливаем маску и растягиваем её. В случае разрывов и других повреждений лицевые части масок и все противогазы из партии подлежат утилизации».

 

За дверью напротив хранятся приборы, которые за пару минут могут проанализировать воздух. Но удобнее выезжать на место с целой лабораторией, которая помещается в салоне автомобиля.

Фарход Кутлугузин, начальник ГБУ РБ Служба обеспечения мероприятий гражданской защиты Госкомитета РБ по чрезвычайным ситуациям: «По воздуху они могут определять до 27 компонентов отравляющих веществ, а по воде ‒ 21 компонент. В автоматизированном режиме они передают всю необходимую информацию в органы управления. Они могут выезжать по заявкам граждан, по заявкам органов управления, либо на крупные техногенные пожары».

 

Мы провели внутри автомобиля не больше 15 минут, но за это время аппаратура дала понять ‒ снаружи в воздухе появились посторонние примеси.

Эдуард Габдрахимов, специалист гражданской обороны II категории химико-радиометрического центра: «При работе автомобиля мы можем наблюдать остаточные вещества ароматических углеводородов. Сейчас мы их обнаружили, потому что заведён двигатель автомобиля».

 

В рядом стоящей машине аппаратура направлена на анализ воды. И оборудование настолько тонкое, что может показать - сколько воздуха потребили мельчайшие организмы и как это повлияло на водоём.

Эдуард Габдрахимов, специалист гражданской обороны II категории химико-радиометрического центра: «Вода всегда будет загрязнена. Мы её профильтровываем. Воду с крупными частичками мы отбрасываем. И в получившемся растворе мы проводим замеры на концентратомере КН-3. И тут мы сможем наблюдать показатели содержания нефтепродуктов в воде».

 

Комплексы с таким оснащением есть не в каждом регионе страны. И спасатели говорят, что в Башкирии он необходим. Передвижные лаборатории, например, выезжали и к сибайскому карьеру, и на жалобы уфимцев, которых всё лето беспокоило зловоние.