Парковка вместо усадьбы. Хроника борьбы за старинный уфимский дом, который могут снести

14 мая в 22:41
Судьба домов пока остается неясной.

В Уфе 831 памятник архитектуры. За последние три года по разным причинам город потерял 8 старинных зданий — снесли, сгорели или разрушились от времени. Скоро столица Башкирии может лишится еще двух деревянных домов по улице Гоголя. На их месте планируется строительство парковки для Арбитражного суда. Несколько лет назад их пытались признать аварийными.

 

Сергей Бобб, житель дома по улице Гоголя: "Мы уже были в программе сноса аварийного жилья, потратили средства, чтобы из этой программы выйти. Нам пришлось доказывать через суд, что администрация города нарушила определенные законодательные акты и наши дома были внесены в эту программу без проведения какой-либо экспертизы. Никто нас не оповещал, никто не приходил, никаких экспертов не было — стены не бурили, потолки не вскрывали, фундамент не смотрели".

 

Речь идет о двух домах — Гоголя 22 и 22/1 — усадьба Гурылева, выявленный памятник архитектуры. В 2015 году ряд домов по улице Гоголя город планировал снести и построить 18-этажный жилой дом, парковку, а на ближайшем к домам пустыре — здание арбитражного суда. Тогда дома признали памятниками архитектуры, что позволило избежать сноса. В конце прошлого года их вновь попытались признать аварийными и расселить.

 

 

Ирина Шаталова, жительница дома по улице Гоголя: "Нам были розданы уведомления, что сегодня состоятся слушания по внесению нас в реестр аварийного жилья с последующим расселением. Мы сегодня приехали сюда, и оказалось, что комиссия отменена по причине, что не все документы готовы. Кому-то позвонили, к кому-то зашли домой. Конечно, эти дома должны быть сохранены, они исторические, в них жили ученые. Это история наша, что-то должно быть сохранено".

 

Помимо Гурылева в этих домах жили видные ученые: деятели народного просвещения, врачи и географы. На защиту усадьбы встало и русское географическое общество.

 

Вячеслав Аброщенко, первый заместитель председателя Башкирского отделения РГО: "Уже разговоры идут долгие годы. Камиль Фарухшинович Зиганшин, председатель Башкирского отделения РГО обращался к президенту РФ В.В. Путину с просьбой сохранить эти дома. И мы на этой улице будем ликвидировать историческую ценность? Думаю, что я против и как гражданин города Уфы и как член русского географического общества".

 

После небольшого затишья эти два дома снова оказались на слуху. Перед майскими праздниками на сайте Башкультнаследия появилась экспертиза, которая отрицает историко-культурную ценность усадьбы. Ее автор — эксперт из Омска Михаил Сафаров.

 

Эльмира Нурлыгаянова, жительница дома по улице Гоголя: "Этот дом построен самим Гурылевым в 1897 году. Здесь всю жизнь жила его внучка Тарасюк Евгения Сергеевна, она умерла два года назад. Всю историю этого дома я знаю прекрасно. В этой экспертизе господина Сафарова указано, что комнаты переделаны, украшения дома упрощенные, дом оббит вагонкой, геометрические фигуры упрощенного вида — это все неправда. Все сохранено. То, что эта земля кому-то нужна, не должно быть причиной того, что этот дом незаконными путями пытаются сделать аварийным и вывести из списка выявленных объектов культурного наследия. Это все нечестно".

 

 

Кристина Абрамичева, член СПЧ при Главе РБ: "Экспертиза по дому Гурылева и Шепелева сделана этим омским экспертом Сафаровым. Мы когда общаемся с градозащитниками по всей России, у нас есть черный список экспертов. Они как раз занимаются тем, что дают отрицательную экспертизу на дома, которые были приговорены застройщиками и иными заинтересованными лицами к уничтожению".

 

Нам удалось связаться с Михаилом Сафаровым и узнать его точку зрения. По его словам он приезжал в Уфу в феврале, осмотрел эти дома и даже пообщался с жителями.

 

Михаил Сафаров, эксперт государственной историко-культурной экспертизы: "Не тянет объект на объект культурного наследия. Я сам как бывший работник органов охраны памятников подхожу не только с оценкой архитектурных, эстетических достоинств, но и с градостроительной позицией. Не является он сейчас таким элементом, соединяющим воедино историко-градостроительную среду. Ну выпадает он. Даже при условии, что с большой натяжкой там можно выполнить ремонто-реставрационные работы. Будем смотреть правде в глаза — никто их не будет делать. Судьба этого дома в случае придания статуса плачевная — постепенное обветшание, стоны и плачи жильцов. В конечном итоге это будет еще один проблемный объект для региона и муниципалитета. Я являюсь молодым отцом, и если бы я шел со своим повзрослевшим сыном, был бы ему интересен этот объект? Я думаю, что нет. Улица сама по себе очень интересная, но этот объект из нее выпадает. В том числе с учетом изменившейся градостроительной ситуации, которая имеет место быть рядом. Вы понимаете о чем речь — это новый объект капитального строительства (прим. ред. новое здание Арбитражного суда). Зачастую на стороне общественности выступают архитекторы-профессионалы. У меня к ним прямой вопрос: «Где же вы были, когда были допущены такие глобальные изменения историко-архитектурной среды?"

 

Эльмира Нурлыгаянова, жительница дома по улице Гоголя: "Все сейчас зависит от того, какое решение примет начальник Башкультнаследия, товарищ Полстовалов. Надо посмотреть всю историю, все красивые фотографии, пусть сюда придет и погуляет. Нельзя просто так, огульно, глядя на эту липовую экспертизу, принимать решение. Мы надеемся на его правильную гражданскую позицию, мы надеемся, что он не примет эту экспертизу, а даст возможность создать новую, нормальную, правдивую и независимую экспертизу. И все-таки, чтобы усадьба Гурылева была введена в реестр и стала объектом культурного наследия регионального значения".

 

Высказать свое мнение об экспертизе может каждый уфимец. Градозащитники просят жителей оставлять аргументированные отзывы на сайте Башкультнаследия. Тем временем история с усадьбой Гурылева вышла далеко за рамки республики.

 

Павел Гнилорыбов, историк, главный редактор проекта «Архитектурные излишества»: "В современной Уфе происходят процессы, которые не могут не будоражить любого человека. С одной стороны мы слышим постоянные декларации, что мы любим свою республику, край и народ. Но все это выражается в материальных остатках культуры, таких как старинные дома. В данном случае — это все наследие. Нас обязывает это беречь конституция, не дает такое право, а именно обязывает. Поэтому облик Уфы 19-го века и 20-го столетия во многом этими домами сформирован. Совершенно неважно жил ли там кто-то известный. Понятно, что Пушкин, Лермонтов, классик башкирской литературы дадут дому еще +100 баллов, чтобы быть сохраненным и поставленным на охрану. Но когда такие дома сохраняют не отдельно зубьями и отдельно вырванной челюстью, а кварталами, тогда и получается хорошая историческая среда. Поэтому либо сносить все «под ноль» и строить какой-то свой новый стиль — хай-тек, деконструктивизм с национальными орнаментами, либо вкладываться в сохранение старого города. Это всегда дорого, это всегда работа с людьми. Здесь минусов гораздо больше, чем плюсов. Но можно срубить деньги сейчас, а можно в долгосрочной перспективе. И выигрывает тот город, который сохранил наибольшую аутентичность".

 

 

Эльза Маулимшина, член СПЧ при Главе РБ: "Самое страшное — мы не можем определить, где та грань аппетитов застройщиков. Какой объект будет тем конечным, когда застройщики «наедятся» нашими памятниками. У нас целые улицы сносились. Что у нас от истории Уфы остается? Вместо того, чтобы грамотно проработать, каким образом можно тот или иной кусочек исторической Уфы сохранить и вплести в культурно-историческую жизнь города, наши чиновники разрабатывают программу сноса этих памятников".

 

Павел Гнилорыбов, историк, главный редактор проекта «Архитектурные излишества»: "Если у человека легкая форма гриппа, мы же не отправляем его на виселицу, мы его лечим. Так и конкретные деревянные дома, где появляются плесень, грибок, за ними не ухаживали последние 80 лет. За всем этим можно уследить. Да, это дорого. Нужно просто научиться продавать и пиарить. Воспринимать наследие не как обузу, а как капитал в будущем, сейчас как потенциал".

 

Судьба домов пока остается неясной. Окончательное решение о признании усадьбы аварийной и подлежащей сносу или реконструкции будет принято на заседании межведомственной комиссии. А пока неравнодушные уфимцы записали обращение в адрес Радия Хабирова с просьбой сохранить память города.