Пилить по-башкирски. Как кронирование убивает деревья и портит внешний вид Уфы

24 октября в 21:50
Рассказываем, как деревья превращают в пни и где трепетно относятся к "зеленым легким".

Рустем Ардуванов, житель Советского района: «Всю листву, все порезали. Я, конечно, был шокирован. Как будто после ядерного взрыва».

 

Вместо красивых деревьев — обрубки. Таков итог рейда коммунальщиков с пилами по улице Степана Халтурина. Им поручили кронировать деревья. Местные жители не в восторге от нового пейзажа за окном.

 

Рустем Ардуванов, житель Советского района: «Две недели назад здесь проходил и увидел, что многие деревья были полностью спилены, ветки лежали плотным слоем. Они 40 лет росли и никого не трогали. Деревья за себя ничего не могут сказать, но им больно. Они испытывают болевой шок».

 

Что и как резать, регулирует приказ Госстроя России. Документ выделяет три вида кронирования - санитарное, формовочное и омолаживающее. Последнее используется чаще всего и превращает деревья в голые столбы. Однако в приказе допускается срезка ветвей только на половину их длины. По мнению специалистов, кронирование - неоднозначный процесс. Его итог зависит от множества факторов.

 

Алексей Анциферов, руководитель Центра древесных экспертиз компании «Здоровый лес»: «Как и в большинстве ситуаций в жизни, можно сказать, что нет черного и нет белого. Здесь зависит от конкретной ситуации, от конкретной древесной породы, возраста дерева и профессионализма того, кто будет производить кронирование. Береза, дуб и другие породы обладают плохой побегообразовательной способностью. Для таких деревьев кронирование неприменимо — это значит убить их. Что касается тополя, у него хорошая побегообразовательная способность. Его кронирование производится во многих городах России и за рубежом. В том числе для спасения жизни и здоровья людей — у тополя очень ломкая древесина».

 

А вот урбанисты однозначно считают кронирование вредным. Как минимум, для внешнего вида города. В прошлом году в Симферополе пилы коммунальщиков добрались до Гагаринского парка. Итог — от деревьев остались огромные пни.

 

Илья Варламов, блогер, урбанист: «Вы выходите на улицу и видите вместо раскидистых деревьев какие-то убогие обрубки. Вы не можете поверить своим глазам, ведь еще вчера на этом месте были прекрасные липы или ивы. Подобные ситуации происходят по всей России».

 

Уфимские деревья также подвергаются кронированию. Прошлой осенью заботливые люди с пилами прошлись по аллее рядом со школой-интернатом имени Рами Гарипова.

 

Михаил Калинин, урбанист, активист: «У нас получается интересная ситуация — дети ходили в школу по замечательной аллее. Она начинала покрываться листьями в мае, в сентябре опадала. Становилась сначала золотой, где-то красной, было замечательно — просто красивая аллея. Горсовет срубил деревья, и мы видим пеньки. Все самое замечательное, что мы хотим оставить в памяти детей, выглядит, как поход в школу среди пеньков, среди разрухи, среди урбанистического шока. Что творится в головах этих детей? Мы можем только надеяться, что они смотрят в телефоны, а не по сторонам».

 

В мэрии Уфы нам пояснили, что кронирование — вынужденная мера. За десять месяцев этого года коммунальщики кронировали больше четырех тысяч деревьев. Срезанные ветки вывозят на полигон в Черкассы.

 

Айдар Ишмаев, начальник отдела пресс-службы Администрации ГО г. Уфа: «Кронирование применяется как вынужденная мера, в целях продления «жизненного цикла» деревьев в городских условиях, деревьев таких пород, как тополь, ясень и клён. Если не проводить данные мероприятия вовремя, крупные, скелетные ветви деревьев становятся хрупкими и подвержены падению под действием собственного веса или сильных ветров. В соответствии с Правилами охраны, защиты и воспроизводства лесов и содержания зеленых насаждений в городском округе город Уфа Республики Башкортостан работы по сносу сухостойных, аварийных деревьев, а также по кронированию деревьев, должны проводиться по разрешениям».

 

В некоторых городах России в непростом деле кронирования специалисты все-таки добились успехов. К формированию ландшафтного дизайна трепетно относятся не только в Москве, но и в малых городах. Так, например, выглядят улицы Серпухова, где был городской садовник.

 

Вадим Андрианов, урбанист: «Сейчас обрезкой деревьев занимаются те, кто умеет работать с пилой, а не с живыми деревьями. У них стоит задача просто отпилить ветки у дерева. Вопрос о красоте и здоровье деревьев вообще не стоит. Поэтому нужно, чтобы в городе была должность городского садовника — специалиста, который знает, как правильно ухаживать за деревьями. Он знает, как правильно отпилить ветки, как правильно формировать крону, как спасти деревья от болезней».

 

А пока Уфа живет без садовника, горожане наблюдают за деревьями-ампутантами. Такая картина им не нравится.