Почему Greenpeace не видит у Башкирии большого стремления в развитии экологии?

16 августа в 13:23
Регион попал на 14 место в рейтинге Greenpeace. Что это значит?

 

Раздельный сбор мусора, инвентаризация парникового газа и обезвреживание твёрдых коммунальных отходов — такие экологические решения принимала Башкирия в последнее время. Все они повлияли на её место в общероссийском рейтинге по открытости регионов к мерам «Зелёного курса». Здесь республика заняла 14 место — это уверенная середина, но из ответа органов власти представители Greenpeace сделали вывод, что у региона нет намерения в дальнейшем взаимодействии. Чтобы разобраться, почему у организации сложилось такое впечатление, мы поговорили с климатологом Ритой Камаловой, экологом Александром Веселовым и координатором проектов по климату российского отделения Greenpeace Полиной Каркиной.

Эвелина Бронникова, корреспондентка: «Можете немного рассказать общей информации про рейтинг, который вы составили, и для чего он нужен?»

 

Полина Каркина, координатор проектов по климату российского отделения Greenpeace: «В прошлом году Гринпис написал программу "Зелёный курс России", которая содержит перечень мер о том, как нашей стране перейти на так называемый низкоуглеродной путь развития. То есть, это развитие с низким выбросом парниковых газов, и достичь углеродной нейтральности, то есть полевых выбросов парниковых газов. Это то, что необходимо сделать, это глобальный тренд, это соответствует целям парижского соглашения, которое подписало Россия. Мы находимся в ситуации климатического кризиса, и в этом году нам стало интересно, что делают с этим на уровне регионов, и мы решили создать вот такой рейтинг».

 

Рейтинг не отображает текущую экологическую обстановку в регионе. Он оценивает только уровень открытости властей к зелёным инициативам. Зелёными называют низкоуглеродные решения, или, другими словами, такие меры, которые помогают бороться с климатическим кризисом.

Рита Камалова, климатолог: «Эти парниковые газы могут создаваться из выбросов в атмосферу от предприятий. Поступает углеродсодержащее вещество, окисляется либо с кислородом, либо с паром, и переходит в углекислый газ. Нужно нам стремиться к курсу низкоуглеродных инициатив, чтобы было как можно меньше выбросов климатически активных газов, которые, в свою очередь, влияют на потепление наши атмосферы. Атмосфера у нас нагревается ежегодно, что грозит очень негативными опасными природно-климатическими явлениями. Вы, наверное, из новостной ленты видели, что у нас наводнения сейчас от Германии с Бельгией были до Китая. С одной стороны да, с другой стороны пожары просто охватили в этом году обширные площади».

 

У нашей республики российское отделение Greenpeace выделило шесть зелёных инициатив. Среди них такие меры, как переход на раздельный сбор и переработку отходов, развитие солнечных электростанций, инвентаризация и сокращение выбросов парниковых газов и различные экологические акции. Две другие меры оказались ложными: это развитие газомоторного транспорта и обезвреживание твёрдых коммунальных отходов. Ложными они оказались потому, что они не стремятся к углеродной нейтральности.

 

 

Полина Каркина, координатор проектов по климату российского отделения Greenpeace: «Органы власти писали о газовом моторном топливе как о том, что помогает снижать выбросы. С одной стороны, выбросы снижаются по сравнению с нефтепродуктами, но это сокращение не такое большое, 25% всего лишь. Есть технологии лучше: можно внедрять электрический общественный транспорт и сохранять тот, что уже есть в городах. Если есть трамваи, троллейбусы — их нужно сохранять, их не нужно сносить, а также переходить на электробусы. Это то, что регион может сделать».

 

Несмотря на большое количество удачных мер, гринписовцы не выделили у Башкирии ни одного прорывного решения. А лидеры рейтинга как раз могут ими похвастаться, например, прорывом сочли переход на электробусы в Москве. Несмотря на то, что наш регион одним из первых начал инвентаризацию выбросов парниковых газов, экологи тоже не видят в действиях власти прогрессивных экологических мер.

Александр Веселов, эколог: «Насчёт прорывных решений: честно говоря, не вижу никаких прорывных решений у нас. Если даже что-то и принимается, оно не выполняется. В охране природы самое главное — это зелёные инвестиции, вложения, финансовые вложения в природоохранные мероприятия. За прошлый год у нас, собственно говоря, ни одного такого проекта значимого не проинвестировано и не построено. В былые годы единственное крупное мероприятие — строительство Башнефтью очистных сооружений в городе Уфе, но здесь подводится итог, я так понимаю прошлого года. А вообще, в Башкирию экологические инвестиции и зелёные деньги не идут».

 

В борьбе с глобальным потеплением очень важно экологическое просвещение. Сотрудники Greenpeace отмечают успехи Башкирии в этой области, но специалисты придерживаются немного другой точки зрения.

 

Рита Камалова, климатолог: «А вообще у нас сейчас очень много зелёных инициатив. К сожалению, они для населения обычного не очень сильно распиарены. От экологического проекта Терра Башкирия до сбора раздельного сырья, но хочу вас уверить, что у нас республика выходит на приоритетное направление в плане изменения климата и в плане процесса декарбонизации».

 

Александр Веселов, эколог: «К сожалению, обеспечение населения объективной, полной, достоверной и своевременной информацией, записанное в законе, у нас не реализуется. Проблемную информацию государственные СМИ стараются вообще не давать, и она только в более-менее независимых СМИ выходит в ограниченных объёмах. То есть, проблемная информация — это горячие точки экологического неблагополучия, допустим, по Башкирии. Вот только когда население уже массово начинает проводить акции, выплёскивается на федеральные каналы вот эта информация, тогда только наши СМИ вынуждены подхватывать, в том числе и государственные, эту усечённую информацию».

Последним из критериев стала готовность региона к дальнейшему сотрудничеству и введению «Зелёных мер». В случае с Башкирией в этой графе стоит «нет». Плюсы и минусы в этой колонке выставлялись, исходя из официальных ответов регионов, и мы обратились с этим вопросом в Минэкологии Башкирии. Нам ответили, что они всегда открыты к зелёным инициативам.

 

Минэкологии Башкирии: «В республике вопросам охраны окружающей среды уделяется большое внимание. Если говорить о предприятиях, в последние годы в республике появилось много компаний различных сфер, которые поддерживают курс на устойчивое развитие по сохранению и бережному отношению к природе и поиску новых решений и технологий. Задан экотренд, который позволит совместными усилиями перейти к новому статусу региона и сохранить природное наследие для будущих поколений».

Но почему тогда по этому критерию у Башкирии «незачёт» и чем это грозит будущему региона? Ответить на вопрос нам смогли только в Greenpeace.

 

Эвелина Бронникова, корреспондентка: «Последним критерием в рейтинге было дальнейшее взаимодействие с зелёным курсом. Объясните, как формировалось понятие, что регион готов или не готов дальше взаимодействовать? Некоторые регионы имеют меньше удачных зелёных решений, но у них была готовность дальше развиваться. В нашем случае, по вашей версии, у нас такого намерения нет».

 

Полина Каркина, координатор проектов по климату российского отделения Greenpeace: «На момент составления рейтинга мы оценивали готовность только по тому, что нам регионы ответили, потому что в каждом нашем письме было предложение к дальнейшему сотрудничеству. Мы писали, что мы готовы более подробно рассмотреть эти меры открытого сотрудничества, и некоторые регионы в своих ответах написали, что они готовы к этому, и тогда мы ставили плюс. Некоторые регионы также сами связались по телефону и конкретно предлагали обсудить, что ещё можно сделать. Таких регионов оказалось немного, и на этапе уже выпуска рейтинга мы только по этому считали. На самом деле, критерий был четвёртым у нас, то есть, он меньше влиял на положение в рейтинге. В дальнейшем, конечно же, это не значит, что мы закрыты, а мы будем продолжать взаимодействие с регионами».


 

Позиция в рейтинге — это не похвала или приговор. Следующим шагом станет рассылка рекомендаций, что власти могут сделать, чтобы улучшить экологическую ситуацию, и тогда место региона в топе может измениться. Кроме того, у российского отделения Greenpeace есть желание организовать конференцию, на которой представители каждого региона смогут обменяться знаниями и опытом, чтобы совместными усилиями и маленькими шагами уйти от климатического кризиса.