Почему уфимское «родительское сопротивление» боится цифровизации образования?

31 августа в 09:25
Эксперты считают, что образование должно быть консервативным.

 

Опустевшие классы и уроки перед монитором. Год назад коронавирус отправил школьников и студентов на дистанционное обучение. Однако эта мера оказалась временной и предстоящий учебный год начнется в традиционном формате. То, что «дистанционка» никогда не заменит очное обучение подтвердил и президент.

 

Владимир Путин, Президент России: «Не может обычный способ получения знаний, естественный процесс в этой сфере, не может быть полностью подменен дистанционным обучением. Здесь чрезвычайно важно прямое общение, личное общение преподавателя и ученика, студента или школьника. И у нас нет таких планов - полностью подменить дистанционным обучением все, что происходит в сфере образования».

 

Однако некоторые родители убеждены — власти планируют отказаться от очного обучения. Дело в том, что год назад в нескольких регионах России стартовал эксперимент с внедрением цифровой образовательной среды. Суть этого проекта — подключение школ к высокоскоростному интернету, обеспечение их техникой и разнообразными сервисами.

 

Сергей Кравцов, министр просвещения России: «Разработали ЦОС в дополнение к традиционной системе образования. Принцип ее — на первом месте система образования, на втором — технологии».

 

Один из опросов показал, что россияне не знают, что такое цифровая образовательная среда. Активисты движения «Родительское всероссийское сопротивление», которые относятся к цифровизации недоверчиво, организовали круглый стол. На нем неравнодушные эксперты получили возможность высказаться о наболевшем.

 

Инга Юмашева, депутат ГД РФ, член Комитета по вопросам семьи, женщин и детей: «Внедрение ЦОС создает сегодня риски всевозрастающей зависимости ребенка от гаджетов, которая признается психологами одной из самых пагубных зависимостей. Утро ребенка должно начинаться с прогулки до школы, потом посещение секций. Он должен иметь живое, человеческое общение, а не переключаться между кнопками на экране».

 

По мнению Инги Юмашевой, цифровая среда часто похожа на бизнес-проект. Ее введение — уход от национального образования в сторону глобального, а образование должно быть благом, а не услугой, подчеркнула депутат.

 

Инга Юмашева, депутат ГД РФ, член Комитета по вопросам семьи, женщин и детей: «Необходимо закрепить в Федеральном законе понятие и гарантии очного обучения в полном объеме для исключения его подмены электронным обучением. Законодательно обеспечить возможность сдачи экзаменов в традиционном формате. Ввести обязательное согласие обучающегося или его законного представителя на реализацию образовательных программ с применением дистанционных технологий. Принять комплекс мер, направленных на исключение влияния зарубежных бенефициаров».

 

Психолог Жанна Тачмамедова заявила, что 68% опрошенных не хотят переходить на цифровое образование. При этом она признала — большинство россиян не знают, что такое цифровизация. Зато установлено, что из-за «дистанционки» возросла нагрузка на учеников, при этом у них упала мотивация, подытожила эксперт.

 

Жанна Тачмамедова, клинический психолог: «У 83% учеников психологи отмечают неблагополучные психологические реакции пограничного уровня. Только 13% учащихся хорошо восприняли дистанционное образование».

 

Если предыдущий спикер говорил о необходимости исключения влияния иностранных бенефициаров на образование, то другой спикер ссылался на исследования, например, Израиля и других стран. А вот речь клинического психолога Ирины Медведевой была более эмоциональной.

 

Ирина Медведева, клинический психолог, главный научный сотрудник Института детства Российского детского фонда: «Человеческая природа не меняется тысячелетиями. Нам врут, что сейчас совсем другие дети. Из них пытаются сделать новых людей, а получают мутантов. Обучение должно быть самым консервативным, что может быть на свете. Сегодняшние мамы — это жертвы перестройки. Это те, кто в детстве, в отрочестве, в юности уже формировались как эгоисты. Они не готовили себя к тому, чтобы посвящать  жизнь обучению ребенка. Они его сдавали в школу. Школа косвенно направлена на то, чтобы семья была крепкой. И девочки, и мальчики — учатся терпеть. Это самое главное — чему надо учить человека — терпеть».

 

Возможно, вы упустили для себя причинно-следственные связи в речи клинического психолога. Ирина Медведева, скорее всего, хотела сказать, что цифровизация вредна для подрастающего поколения. Так или иначе, новый учебный год башкирские школьники начнут в очном формате, «дистанционку» предложат тем, у кого есть хронические заболевания.