Познакомьтесь с уфимцами, которые на огромной высоте ходят между домами, мостами и даже горами

26 августа в 21:20
Они хотят пройтись от памятника Салавату Юлаеву до крыши Телецентра.

Десятки метров под ногами и состояние полной концентрации. Единственная опора — натянутые стропы. Один неверный шаг и рассчитывать придется только на надежность страховки. Слэклайн — именно так называется один из видов хождения над пропастью. Свои любители острых ощущений есть и в Уфе.

Денис Давлетшин, хайлайнер: «Сначала это было для получения новых эмоций. А сейчас мне нравится прогрессировать в этом направлении. Я от этого получаю удовольствие. Мы пришли с другом на скалодром и там я увидел девушку, которая танцевала на тонкой ленте. Попробовал сам и у меня вообще не получилось. Это уже был вызов».

 

Одним из первых, кто смог без страха взглянуть в бездну, стал французский уличный канатоходец Филипп Пети. В 1974 году он натянул трос между Северной и Южной башнями-близнецами в Нью-Йорке и прогулялся от одного здания к другому на высоте в 400 с лишним метров. Страховку он при этом не использовал.

Но между канатоходцами и слэклайнерами есть разительные отличия. Обе техники преодоления бездны имеют как свои преимущества, так и риски, которые всегда сопровождают ловкачей на большой высоте.

 

Денис Давлетшин, хайлайнер: «Про Филиппа Пети я узнал только из фильма, где он натягивал канат между башнями-близнецами. Канат! Не стропу. Он канатоходец. В отличие от слэклайна канат натягивается жёстко, у него есть оттяжки. И, как правило, канатоходцы ходят без страховки и с балансиром. У нас стропа из обычного полиэстера и очень сильно болтается».

 

Каждое выступление начинается с тщательной подготовки. Иногда ещё до восхода солнца слэклайнеры поднимаются на крыши многоэтажек и ходят там предельно тихо, чтобы не разбудить спящих жильцов. Это нужно для того, чтобы зрелищная прогулка не была прервана ещё до её начала.

Денис Давлетшин, хайлайнер: «Сначала мы находим доступные дома, в которых можно безопасно подняться на крышу, ничего там не ломать и не взламывать. Потом мы выбираем дату и под покровом ночи натягиваем линии, потому что мы заранее знаем, что скорее всего нас заберут. Бывало, что к нам поднимались на крышу и говорили: "Всё, ребята, закругляемся". Нет закона, который запрещал бы этим заниматься. Просто люди вызывают, потому что видят, что происходит что-то неординарное. А у них работа такая — приезжать на вызовы. В последний раз нам хотели приписать хулиганство».

 

Ещё в середине прошлого века канатоходца над базарной площадью приветствовали аплодисментами. Теперь же публика разделилась на два лагеря. Одни представление приветствуют с восхищением, а другие относятся к хайлайнерам с настороженностью.

Денис Давлетшин, хайлайнер: «Они не совсем понимают, как у нас всё устроено. Считают, что это всё небезопасно, что мы можем сорваться, покалечиться и случайно зацепить кого-то ещё. Также многие считают, что такими выходками мы подаём дурной пример детям. Считают, что ничего не знающие дети полезут вслед и начнут тоже пробовать».

 

Пример отчаянного бесстрашия ребята показали жителям республики, когда закрепили стропы на скалах Айгира. Тогда им удалось пройти несколько десятков метров над зубчатыми уступами, от падения на которые не спасла бы даже страховка.

В том, чтобы просто попробовать, нет ничего плохого. Денис, как опытный хайлайнер, говорит, что встать на ленту получится уже во время первого занятия. Вот только получать свой первый опыт нужно не на крыше многоэтажки, а в одном из городских парков.

 

Денис Давлетшин, хайлайнер: «Это не совсем доступный вид спорта. Нет специализированных школ, где можно прийти и обучиться. Единственные, кто организует тренировки — это мы. И сразу пытаешься устоять. Сначала на одной ноге, и когда начинаешь держать равновесие, то уже делаешь свои первые шаги».

 

Сейчас у экстремалов есть отчаянная мечта, для исполнения которой нужны не только большие деньги, но и помощь городских властей.

 

Денис Давлетшин, хайлайнер: «От крыши Телецентра до памятника Салавату Юлаеву получилась бы прям красивая картинка. Но я даже не представляю, к кому можно обратиться, чтобы такое разрешили провернуть. Чтобы натянуть одну линию нужно тысяч тридцать. В одной линии три стропы, куча железок и это где-то 20-30 тысяч».

Но до тех пор представления без последствий покорители высот могут устраивать только за городом. И лишь выбравшись на природу они в очередной раз получают возможность остаться с высотой наедине.