В Башкирии массово гибнут пчелы. Подробности в специальном репортаже

22 июня в 16:03
Тем временем в нашей республике пройдет в следующем году международный конгресс по пчеловодству.

Пасечники Башкирии сообщают о массовой гибели пчел. Наиболее тяжелая ситуация сложилась на юге региона. В чем причина мора? Производители и продавцы меда винят в происходящем аграриев. Они обрабатывают леса химикатами, ликвидируя очаги массового размножения непарного шелкопряда. Кто же такой этот шелкопряд, которого винят во всех бедах? Это — гусеница, которое поедает листву многих деревьев — от березы до яблони. Иногда возникают очаги массового размножения этого насекомого. В России он признан вредителем, но действительно ли он так разрушает наши леса?

 

Алексей Кулагин, доктор биологических наук, профессор: «Если массовое объедание происходит, то есть вероятность и массовой гибели, и усыхания деревьев и насаждений. Здесь я бы не стал бы драматизировать эту ситуацию, потому что у древесных растений есть способность к повторному обветствлению, так называемая регенерационная способность. Они способны восстановить листву даже в текущем рекреационном периоде и сохранить свою жизнь. Да, качество будет не то, но, по большому счёту, это мы наблюдали не раз и не два».

 

Ситуация с размножением шелкопряда прогнозировалась экспертами ранее. Однако здесь есть ограничения: финансовые и природоохранные — к применению допускаются только определенные вещества, на которые дает добро Роспотребнадзор. Свою роль сыграла и ранняя жаркая весна. В середине мая в Башкирии уже ввели режим чрезвычайной ситуации.

 

Алексей Кулагин, доктор биологических наук, профессор: «Принято было единственно правильное и своевременное решение: был объявлен режим чрезвычайной ситуации. В его рамках была реализована целая программа мероприятий по авиационной и наземной обработке лесов, где была опасность от действительно массовых очагов вспышки непарного шелкопряда: это южные районы Башкирии с выходом в Оренбургскую область. Как мы знаем, природа административных границ не имеет».

 

Именно с обработкой лесов химикатами и связывают гибель пчел пасечники Башкирии. Однако профессор Кулагин не советует «сваливать все в один тазик».

 

Алексей Кулагин, доктор биологических наук, профессор: «Это салат хорошо так получается. Особенно «Зимний». Туда и колбаску, и майонез, и огурчики кладут. Здесь нельзя эти вещи в одну кучу сваливать. Если на бытовом уровне говорить».

 

Кугарчинский район. Эпицентр массового мора. Андрей Каюков — потомственный пчеловод — грустным взглядом обводит свои владения. Сколько погибло пчел, нельзя определить до сих пор — каждый день погибают десятки насекомых.

 

Андрей Каюков, владелец пасеки: «Дня три или четыре назад внезапная произошла какая-то, видно, обработка ночью, потому что погибло большое количество пчел в Мраково. Жалко. Здесь молодые матки в основном. Это вроде задела на будущий год».

 

По словам Андрея, обработка должна была пройти только восьмого или девятого июня. Однако бороться с шелкопрядом стали, видимо, по какому-то другому графику. При этом пчеловоду еще повезло — он успел вывезти часть ульев в лес.

 

Андрей Каюков, владелец пасеки: «Пока стою далеко очень отсюда. Те кварталы [в лесу], как мне сказали и в газете напечатали, обработке не подлежат. Как будет на самом деле, не знаю. Основной доход мой. Фактически работы нет. Детей кормить надо. Два ребенка. Оба учатся».

 

Пчеловоды Кугарчинского района сообщили нам, что не смогли получить график обработки лесов химикатами. Необходимый документ был получен лишь несколько дней назад. Но и его соблюдать никто не стал, сетуют пасечники.

 

Алексей Самойлов, председатель Ассоциации пчеловодов Кугарчинского района, председатель Башкирского отделения Союза пчеловодов России: «Самолёт, по всей видимости, не учел силу ветра, и облако с отравляющими веществами опустилось. Ветер был попутный, очень сильный. Облако опустилось на Мраково, а пчеловоды от того, что графика не было и график не соблюдался, от греха подальше свезли пчёл в районный центр, к себе домой. Здесь попали в эту ловушку. Облако здесь всех накрыло».

 

Сколько всего погибло пчел в этой ловушке неизвестно. Отравляющие вещества продолжают убивать насекомых. При этом нужно провести экспертизы, которые подтвердят, что причиной смерти стали именно химикаты.

 

Сергей Мулюков, исполнительный директор компании «Башкирские пасеки +», вице-президент Межрегиональной Ассоциации координации деятельности крупных пчеловодов, переработчиков мёда и ученых: «Ветеринары Россельхознадзора расписались в своем бессилии, заявили, что у них нет этих средств и возможностей лабораторных в регионе проверять пчёл на действующее вещество. Отправляют в Мытищи, в Подмосковье. Нарушается регламент, потому что подбор пчел должен быть доставлен в течение определенных часов, иначе выветривается компонент. Это проблема».

 

При этом ретейлер уверен, что цены на мед из-за массовой гибели пчел не вырастут. Здесь важнее другой аспект. Для многих пчеловодов пасека — дело всей их жизни. Не получая поддержки от государства, они могут закрыть улья навсегда.

 

Сергей Мулюков, исполнительный директор компании «Башкирские пасеки +», вице-президент Межрегиональной Ассоциации координации деятельности крупных пчеловодов, переработчиков мёда и ученых: «До сих пор не создано ни одного прецедента. В прошлом году, когда была гибель пчел в районах, например в Стерлитамакском районе, были зафиксированы все факты, сделано было всё правильно: сбор биоматериала, подбор пчел, зеленая трава, где были выявлены все эти загрязняющие компоненты. Они были все выявлены. Все эти протоколы есть, но до сих пор, к сожалению, ни одного судебного решения в пользу пчеловодов нет. Никто не получил ни копейки. Я говорю сейчас про республику».

 

Как нам пояснили в Министерстве лесного хозяйства Башкирии, от непарного шелкопряда обработают 241 тысячу гектаров. Например, на двух лесных участках в Зилаирском районе эффективность принятых мер составила 95%. Что касается проблемных моментов, то здесь нам предоставили исчерпывающий комментарий.

 

Диниль Ахметов, начальник отдела охраны и защиты леса Министерства лесного хозяйства РБ: «Наши сотрудники работают на этих территориях, в частности, в Кугарчинском районе, в Зианчуринском районе. Работает межведомственная комиссия. В ее составе представители Управления Россельхознадзора, Управления ветеринарии, Министерства лесного хозяйства Республики Башкортостан».

 

В этом году сделать что-либо с непарным шелкопрядом уже не получится. Он уже наелся листвы и начинает готовиться к превращению в бабочку. Но надо готовиться к следующему сезону.

 

Алексей Кулагин, доктор биологических наук, профессор: «Есть одна совершенно замечательная схема — опытно-производственные работы. В рамках проведения опытных производственных работ определяются конкретные участки, конкретная проблема, в данном случае это непарный шелкопряд, и начинаем мы работать в этом ключе. У нас есть совершенно замечательная команда специалистов с огромным опытом».

 

В следующем году в Башкирии должен пройти конгресс Апимондии. Наш регион примет ученых, предпринимателей и общественных деятелей, занятых в сфере пчеловодства. Однако опрошенные нами эксперты не уверены, что к этому времени республика сможет чем-то удивить гостей форума.