В Башкирии семья живёт в разваливающемся доме и судится за социальное жильё

27 января в 10:50
Проблемы начались из-за того, что Надежда и Владимир не были расписаны.

Надежда Аксютина: «Туалета дома нет. Бабушке 90 лет. Она в ведро сходит, мы выливаем, а нас ругают за это. И как быть?»

 

Надежда Аксютина, её сын Антон и труженица тыла Марина Давыдовна живут в этом доме втроём с осени. Это их единственная возможность не остаться на улице. Раньше Надежда с Антоном жили у Владимира — её гражданского мужа. Пара прожила вместе больше 20 лет: они делали ремонт, строили быт и растили сына Надежды. Квартира Владимира — это социальное жильё, которое досталось ему от родителей.

Надежда Аксютина: «У них жильё было ветхое, поэтому им дали это. Мы с ним делали ремонт вместе, покупали для квартиры всё. Бабушку брали туда, на квартиру, потому что тут нет условий. Купали, много времени проводили там. У нас детей общих не было с ним, поэтому мы не регистрировались. Но жили вместе, совместный быт вели».

 

По рассказам женщины, отношения в семье были тёплыми. Антон называл Владимира папой, а её саму мало волновало отсутствие штампа в паспорте и прочие юридические тонкости. Да и некрасиво, ей казалось, говорить о таких мелочах, как документы и приватизация квартиры. Всё было так, пока в 2018 году Владимир начал болеть — проблемы с сердцем. Тогда мужчина начал предлагать ей выйти за него. Но до замужества, по словам Надежды, руки так и не дошли. Тогда и начались проблемы — сперва с получением Владимиром инвалидности, а затем — с правами на квартиру.

 

Надежда Аксютина: «Когда умер Володя, можно сказать, его сын его похоронил. Он помогал мне очень хорошо во всех похоронных делах. Сын Володи с ним не общался, но на 40 дней мы ему позвонили. Он пришёл и попросил отдать ему документы на квартиру. Я сказала, что он может их забрать, но больше мы его не видели».

Наследникам Владимира квартира была не нужна. Но и приватизировать он её не успел. И несмотря на всю любовь и близкие отношения, юридически Владимир и Надежда были друг другу никем. Исход предсказуем — их начали выселять из социального жилья.

 

Надежда Аксютина: «Соседка написала заявление на нас».

— А почему она это сделала? У вас были плохие взаимоотношения?

Надежда Аксютина: «Взаимоотношений у нас почти никаких не было, потому что она такая вот, эта женщина, ну, любит поругаться со всеми».

 

Антон Аксютин: «Спустя полгода [после смерти] мы начали подавать в суд на признание мамы супругой его, чтобы, то есть, получить право на эту квартиру. Стерлитамакский суд отказал, а когда было судебное заседание, на котором я был как свидетель, судья просто даже смеялась над моими словами. В Уфе представительница администрации дала им недостоверную информацию, что у мамы есть жильё и право пользования. Она неправильно передала информацию, на что судьи просто в последний момент отказали. Даже адвокат, который был с нами, он уже был уверен на 99%, что судьи за нас».

За плечами семьи уже десятки судебных заседаний, прошений, обращений и ответов. Но ни один суд не признаёт Надежду супругой Владимира. Два года назад Антон даже звонил на прямую линию с Владимиром Путиным, но на сегодняшний день и это не дало никакого эффекта. Матери с сыном пришлось вернуться в частный дом, где они прописаны. Но, по их словам, находится он в не очень хорошем состоянии.

 

Надежда откровенно говорит, что ужиться им непросто. У её матери, Марины Давыдовны, после инсульта начались трудности с выражением мыслей и координацией движений. Сын не работает из-за проблем со здоровьем, а сама Надежда зарабатывает 11 тысяч рублей.

 

Сейчас, спустя два года судебной тяжбы, семья всё ещё не теряет надежду решить проблему с жилплощадью. Здесь два варианта: либо суд признает права Надежды на квартиру, в которой они жили, либо дом, в котором вся семья обитает сейчас, признают аварийным, и тогда уже Надежда с сыном и матерью получат социальное жильё.
 

Антон Аксютин: «На той неделе я связывался с заместителем главы [Стерлитамака], он со мной разговаривал. Я задал ему вопросы, он сказал, что перезвонит, когда у него будут ответы. Сегодня он с утра перезвонил и сказал, что они юридически никак не могут дать нам эту квартиру, потому что она находится в соцнайме. Но если будет такая возможность, чтобы нам предоставили жильё — если признают, что наш дом находится в аварийном состоянии, то нам жильё предоставят».

 

Телеканал UTV обратился в мэрию Стерлитамака, чтобы узнать, есть ли у семьи возможность вернуться в квартиру, из которой их выселили. Но в администрации считают, что если все суды уже пройдены, этот шанс стремится к нулю.

Ильгиз Хайбуллин, начальник отдела учёта и оформления жилья администрации Стерлитамака: «Аксютиной к администрации города был подан иск в суд о признании за ней права на жилое помещение на условиях договора социального найма. Суды отказали ей в признании этого права. Администрация обратилась в суд с иском о её выселении. Иск удовлетворён, находится в стадии исполнения».


 

Также мы обратились к юристу. Утешительного результата он также дать не может. Опять же, всё упирается в незарегистрированный брак между Владимиром и Надеждой.

Ильдар Ягафаров, юрист: «У неё может возникнуть право наследования только в случае, если их брак будет признан соответствующим судом де-факто существовавшим до момента смерти наследодателя. Ни действующее законодательство, ни судебная практика не могут встать на сторону нашего зрителя, и, к сожалению, если она решит обратиться в суды за защитой своих прав, перспектива удовлетворения ее требований будет крайне ничтожной».

 

Единого критерия признания брака фактически существовавшим нет. Но, по словам юриста, доказательством отношений между Владимиром и Надеждой могли стать свидетельские показания и совместные фотографии.

Ильдар Ягафаров, юрист: «Как правило, если суд видит в качестве конечной материальной цели заявленных требований получение каких-либо благ за счёт государства или бюджета, то он не идёт на удовлетворение требований. Если бы изначально суду объяснили, что ей надо доказать брак для получения какого-либо наследства, например, то суд с большей вероятностью удовлетворил бы».

 

Значит, сейчас единственный реальный шанс улучшить жилищные условия семьи Аксютиных — это признание дома, где они сейчас живут, аварийным. Но аварийность сможет показать только экспертиза, которую, по данным мэрии города, ещё не проводили. А пока что семье приходится жить втроём, без водопровода и канализации, в километре от ближайшей остановки.