В Башкирии здание церкви продали атеисту за 32 тысячи рублей. Разбираемся, как это получилось

21 января в 20:36
Для этого нам надо отправиться в прошлое.

 

Небольшая церковь в селе Алкино-2 переполнена. Но на этот раз повод далеко не праздничный — верующие боятся потерять приход. В конце прошлого года здание купили на торгах за 32 тысячи рублей. Но чтобы разобраться, как это произошло, надо вернуться в прошлое. Алкино-2 был закрытым военным городком. На его территории работал «Центральный авторемонтный завод», который относился к Министерству обороны.

 

Рафаэль Королев, священник, настоятель храма святого Моисея Уфимского: «С 2005 года получили разрешение у директора завода, чтобы использовать уже заброшенное здание бывшего КПП, которое было на балансе завода. Здесь начали все обустраивать — ничего не было. Все было завалено грудами камней, кирпичами».

 

 

Прихожанка: «Окна поставили, начали двери менять. Их поменяли, потом купили линолеум. Начали обшивкой заниматься. Опять с людей деньги собирали. Здесь горы грязи были — девчонки целую машину вывезли».

 

 

Новому храму дали имя святого Моисея Уфимского. Уроженец Челябинской области Николай Чигвинцев большую часть жизни прожил в Уфе. Был кочегаром, работал на заводе. Его называли истинным монахом-аскетом.

 

Евгения, прихожанка храма святого Моисея Уфимского: «Он знал все наперед. Я сама это чувствовала. Он знал, что ты думаешь сейчас. Строгий очень был и работящий. Никому не отказывал, одевался скромно, свою пенсию отдавал».

 

 

На большие церковные праздники маленькое здание не могло вместить всех желающих. На Пасху люди стояли на улице рядом с храмом.

 

Зинаида, прихожанка храма святого Моисея Уфимского: «Сюда и солдаты приходят. И воскресная школа для детей есть. Это же все работает! Здесь и крестят, и отпевают. Как они сюда придут, как?

 

Беда пришла откуда не ждали — завод лишился госзаказов. Началась процедура банкротства. А так как здание церкви принадлежало оборонному предприятию, оно было выставлено на торги и продано за 32 тысячи рублей.

 

Рафаэль Королев, священник, настоятель храма святого Моисея Уфимского: «У нас прихожане не сидят на сайтах, где проходят процедуры банкротства. Но, с точки зрения закона, они [покупатель здания] все сделали правильно. Мы остались в стороне, лишились своего здания. Буквально за считанные копейки оно было продано».

 

Продавец — Денис Латыпов — не отрицает, что здание ему досталось очень дешево. Изначальная цена была намного выше, но из-за системы аукциона она упала в десятки раз.

 

Денис Латыпов, покупатель здания: «Торги проводятся три раза. Первые торги — на повышение цен. Люди предлагают: кто больше. Если нет желающих, а сроки прошли, проводят через какое-то время второй аукцион. Там есть начальная цена и от нее пляшут вверх. Если и он проходит без желающих, то вводится третья процедура — публичные предложения. Цена уменьшается. Я согласен, что очень дешево приобрел. Но это обычная практика».

 

Прихожане же уверяют, что ничего о торгах не знали. Но если им кто-то о них сообщил бы, то они сами выкупили бы здание за такую цену.

 

Зинаида, прихожанка храма святого Моисея Уфимского: «Сказали бы нам, предупредили бы. Да мы без разговоров собрали [эти деньги] и отдали им эту сумму».

 

 

Евгения, прихожанка храма святого Моисея Уфимского: «Человек, который продал здание… У нас нет слов. Что еще тут можно сказать?»

 

 

Ольга, прихожанка храма святого Моисея Уфимского: «Как будто у них нет ни детей, ни внуков. За наши грехи отвечают наши дети. Пусть они это помнят».

 

Однако христианской моралью покупателя не взять. Денис Латыпов признался, что человек он неверующий. Да и сделано все было без нарушения закона.

 

Денис Латыпов, покупатель здания: «Все думают, что я какой-то предприниматель. Это не так. Я работаю на обычной работе — в строительной организации. Я не начальник, обычный рабочий. В торгах участвую, потому что система эта интересна».

 

Пока мужчина оформляет документы и надеется стать полноправным владельцем здания в следующем месяце. Он планирует продать его или сдавать в аренду. По словам прихожан, за 15 тысяч в месяц им было предложено брать церковь в аренду. Но такие условия верующим не понравились.

 

Ольга, прихожанка храма святого Моисея Уфимского: «Как это так? Здание стоит 30 тысяч, а аренда будет стоить 15 тысяч? Так же не бывает».

 

 

Зинаида, прихожанка храма святого Моисея Уфимского: «Он говорит, пусть платят за аренду 15 тысяч. Вы представляете!? Это вообще как так».

 

На ситуацию уже обратили внимание местные власти. Они признают, что все сделано по закону. Но для Алкино церковь — это не просто здание с иконами.

 

Ринат Кульбаев, глава сельского поселения Лесной сельсовет МР Чишминский район: «Всем поселением горой за эту церковь. Всё-таки церковь должна быть. Много мероприятий там проходит. Верующих у нас очень много. Семьи у нас разные: жена мусульманка, а муж христианин. И наоборот. Практически каждая семья как-то с этой церковью связана. Да и строили её всем миром».

 

Неравнодушным остался и член Совета по правам человека при Главе РБ и общественный деятель Олег Галин. У него вызвали вопросы и юридическая, и моральная стороны сделки.

 

Олег Галин, член Совета по правам человека при Главе РБ: «Я хочу разобраться в этой теме, разобраться в юридической чистоте сделки. Уже подготовил запросы в Федеральную антимонопольную службу, чтобы проверили, нет ли нарушения закона о конкуренции, и, естественно, в прокуратуру республики, чтобы проверили, как я говорил, юридическую чистоту [сделки]. Я, конечно, хочу переговорить с этим человеком, воззвать к его совести».

 

Четыре года назад началось возведение нового храма. Он же должен стать памятником всем ушедшим на фронт. Однако из-за недостатка финансирования строительство было заморожено. Если верующие в Алкино все же останутся без церкви, единственным утешением для них могут стать слова поэта Иосифа Бродского: «В деревне Бог живёт не по углам, как думают насмешники, а всюду».