В МЧС по Башкирии массово увольняют спасателей из-за закона, который вступил в силу 5 лет назад

13 августа в 23:34
Как так вышло?

 

Александр Рудковский более двенадцати лет прослужил в МЧС — в одной из пожарных частей Уфы. За это время видел многое. Самой масштабной чрезвычайной ситуацией для него стал пожар в торговом центре «Европа» в 2009 году.

 

Александр Рудковский, бывший сотрудник пожарной части №57 ФГКУ «22 ОФПС по РБ»: «Никто же не знал — есть там люди или нет. Приходилось идти, смотреть. Каждая секунда дорога. Пластик горел, было сильное задымление. Люди не могут там долго находиться. Не думаешь о себе, только о людях. Это заставляет идти вперед. Потом спрашиваешь себя — как туда залез?»

 

В этом году мужчину наградили за мужеству, отвагу и самоотверженность, проявленную при тушении пожаров. А спустя несколько месяцев Александра Рудковского вместе с десятками других сотрудников МЧС уволили. По данным разных источников их число может достигать 56 человек.

 

Александр Рудковский, бывший сотрудник пожарной части №57 ФГКУ «22 ОФПС по РБ»: «До пенсии мне оставалось четыре года. Мне никто не дал доработать их. Сейчас даже на биржу труда не могу встать. Как мне платить кредиты, семью содержать?»

 

Александра и его коллег уволили из-за того, что они в разное время привлекались к уголовной ответственности. Обычно сдержанные мужчины с трудом контролируют эмоции.

 

Ильгам Рахметов, бывший командир отделения пожарной части №2 ФГКУ «22 ОФПС по РБ»: «Сколько мы потушили пожаров… Зимой в резиновых сапогах, в жару тушили леса. Сейчас нас просто выкинули на улицу. У меня двое маленьких детей, квартира, в которой мы живем, в ипотеке».

 

Все дело в том, что пять лет назад был принят федеральный закон «О Службе в Федеральной противопожарной службе». Там есть статья, где прописаны основания для расторжения контракта. В их числе — привлечение к уголовной ответственности. Даже если было примирение сторон, сотрудник будет уволен.

 

Ильгам Рахметов, бывший командир отделения пожарной части №2 ФГКУ «22 ОФПС по РБ»: «Почему-то нас уволили только сейчас — в 2021 году. Прошло десять лет почти как я служу в пожарной охране. В январе было бы десять лет».

 

Тимур Хуснутдинов раньше своих коллег узнал, что бывает после того, как вас привлекают к уголовной ответственности. Его уже увольняли из-за этого шесть лет назад. Но тогда Федеральный закон еще не был принят и по решению суда мужчина вернулся на работу.

 

Тимур Хуснутдинов, сотрудник МЧС: «Это было ДТП с другим мотоциклистом. У нас там было обоюдно. Человек попал в больницу. Из-за этого заводилось уголовное дело. Я о нем узнал только в 2015 году».

 

Теперь Тимура хотят уволить во второй раз. А вот Марат Давлетбаев привлекался по статье «Кража» в 2006 году, однако уголовное дело было прекращено в связи с примирением сторон. А спустя восемь лет без проблем устроился в МЧС.

 

Максим Меньшиков, юрист: «Есть рекомендации участкового. Эта судимость не влияет на должностные функции. Например, водитель пожарной машины. Он не контактирует с людьми, он не заходит в дома, если он привлекался по статье «Кража». Он привлекался, он это не оспаривает — и в анкете это отражал. Вот заключение - «считаем возможным принять на службу».

 

Марат, проработавший водителем пожарной машины, признается — воспоминаний столько, что можно написать книгу. Каждый день было не меньше десяти выездов. Но некоторые запомнились особенно хорошо.

 

Марат Давлетбаев, бывший сотрудник МЧС: «Тушили мы три дня в феврале фанерный завод. Бойцы — они бойцы и в -30, и в +40. Боевки льдом покрылись. Я бы вам показал фотографии, но нам нельзя фотографироваться. Через смену в Нижегородке девяти подъездный барак горел. Наши бойцы вытащили девять баллонов с газом. Там были ребята со 2ой части, с 9-ой. Я сам в с 8-ой части».

 

Два года назад Ильгам с ребятами тушил пожар в жилом доме на Николая Дмитриева. В коридоре на седьмом этаже загорелся диван. Густой дым быстро распространился по подъезду.

 

Ильгам Рахметов, бывший командир отделения пожарной части №2 ФГКУ «22 ОФПС по РБ»: «Мы там тушили. За этот пожар мне медаль должны были дать - «За ликвидацию ЧС». Много людей тогда спасли оттуда. Я раз пять-шесть поднимался на седьмой этаж, спускал людей».

 

Скорее всего, Ильгам свою медаль так и не получит. Сейчас спасатели добиваются своей правды в судах. Опрошенные нами юристы считают, что все эти годы сотрудники работали, «имея противопоказания к нахождению на службе», а увольнение спустя столько времени — «халатность тех людей, кто осуществлял контроль за кадровым составом». При этом судебная практика показывает, что увольнение по вышеуказанной статье «не подлежит оспариванию». Что же теперь делать тем, кто каждый день рисковал жизнью, а теперь не может устроиться на другую работу? Мы отправили запрос в МЧС с просьбой прояснить позицию ведомства. Кажется, из этой ситуации спасателям будет выйти сложнее, чем выйти из объятого огнем дома.