В Уфе неизвестные добывают песок в промышленных масштабах. Будет ли уголовное дело?

31 июля в 13:55
Наша съемочная спугнула технику и рабочих.

Излучина Белой с ее песчаными пляжами привлекает не только отдыхающих, но и предприимчивых дельцов. Телеканал UTV узнал, что в районе Мелькомбината рядом с лечебно-оздоровительным комплексом «Солнечные пески» неизвестные разрыли карьер, где добывали песчано-гравийную смесь. Вместе с председателем Всероссийского общества охраны природы в Башкирии Сергеем Бурлаковым наша съемочная группа выехала на место.

 

Сергей Бурлаков, председатель Всероссийского общества охраны природы в РБ: «Добрый день! Мы на берег пройдем?»

 

Охранник: «Ну идете прямо… А вы что хотели посмотреть? Здесь, так-то, территория частная. Прохода нет».

 

Сергей Бурлаков, председатель Всероссийского общества охраны природы в РБ: «Берег мы хотели посмотреть».

 

Охранник: «Прямо идете. Слева карьер. Метров двести и на берег выйдете».

 

Пройдя несколько десятков метров, мы обнаружили огромную гору песка. Его складировали на территории лечебно-оздоровительного комплекса. Это следует из данных публичной кадастровой карты. Сам комплекс принадлежит «Уфимскому приборостроительному производственному объединению». Участок был выставлен на продажу, но на данный момент объявление уже снято. На предприятии на наши звонки не ответили.

 

Сергей Бурлаков, председатель Всероссийского общества охраны природы в РБ: «Вот здесь происходит продажа. Отпуск машин. Представляете, насколько это было продумано все».

 

Карьер поражает обывателя своими размерами. На спутниковом снимке за 2018 год уже видны раскопки, а также тяжелая техника. Ее мы обнаружили и во время этого визита.

 

Сергей Бурлаков, председатель Всероссийского общества охраны природы в РБ: «Кто может рассказать, кто ведет работы эти?»

 

Рабочие: «Там машина стоит, водитель знает».

 

Сергей Бурлаков, председатель Всероссийского общества охраны природы в РБ: «Вон там мужчина идет. Это он?»

 

Рабочие: «Ну». (дальше неразборчиво)

 

Сергей Бурлаков, председатель Всероссийского общества охраны природы в РБ: «Вы можете рассказать, кто ведет работы?»

 

Мужчина: «А я тут при чем?»

 

Сергей Бурлаков, председатель Всероссийского общества охраны природы в РБ: «Водители сказали, что вы знаете».

 

Мужчина: «Неееее».

 

Чтобы не терять времени зря, мы решили дойти для пляжа. Прямо на берегу была припаркована машина, а в реке купалась компания девушек.

 

Сергей Бурлаков, председатель Всероссийского общества охраны природы в РБ: «Нарушители, как вы сюда попали?»

 

Отдыхающие: «Почему мы это нарушители»?

 

Сергей Бурлаков, председатель Всероссийского общества охраны природы в РБ: «Это водоохранная зона. Как вы сюда проехали»?

 

Отдыхающие: «Через ворота. Деньги заплатили. По 200 рублей. Каждые выходные здесь много народу».

 

Картину дополняли два мангала и разбросанный по кустам мусор. Несложно догадаться, какую прибыль получают за выходные те, кто берет плату за доступ к реке. А ведь это нарушение Водного кодекса. Пока мы были на берегу, техника, стоящая у карьера, неожиданно пропала.

 

Сергей Бурлаков, председатель Всероссийского общества охраны природы в РБ: «Вот быстро. Пригнали трал, что ли? Нет, своим ходом уехал. Даже слышно — где-то сейчас стоит. Лицензионное соглашение они должны были получить в Министерстве экологии Башкирии. На геологоразведочные работы ушло бы шесть месяцев. Потом защитить проектную документацию. Лишь после этого получить разрешение на добычу. На это у них ушло бы два года».

 

 

Сергей Бурлаков, председатель Всероссийского общества охраны природы в РБ: «Этот песок нельзя продать легально. Ни одна государственная организация у тебя его не возьмет. Есть программы, где прописаны месторождения, откуда вывозятся легально. На сегодняшний день огромное количество государственного имущества было продано "в черную"».

 

На рекультивацию этого карьера нужны миллионы рублей. На какую сумму нанесен ущерб природе, только предстоит определить. Но уже сейчас ясно, что речь пойдет о цифрах с шестью нулями.

 

Сергей Бурлаков, председатель Всероссийского общества охраны природы в РБ: «Раньше здесь зайчики были. Сейчас уже не будут. Я думаю, этот карьер таким и останется».

 

На обратном пути мы еще раз остановились около горы с песком.

 

Сергей Бурлаков, председатель Всероссийского общества охраны природы в РБ: «Гора не совместима с тем карьером, который мы видели. По размеру… Таких гор должно быть штук 20. Куда делись 19 — непонятно».

 

За воротами мы встретили ту самую технику, которая покинула карьер после нашего появления. Мы спросили у охранника, как попали на берег компания девушек и многотонный экскаватор.

 

Охранник: «Здесь вообще нет проезда. Машины не пропускаем. Тут другие проезды есть. Это закрытая [территория]. А как техника попала? Руководство сказало пропустить. Мы люди маленькие».

 

Когда мы уже взяли курс на Уфу, нами был встречен трал, который нужен для перевозки тяжелой техники. Последовав за ним, мы убедились, что машины с карьера оперативно эвакуируют. Мы обратились за комментарием в МВД, однако оперативного ответа не получили. В межрегиональном Управлении Росприроднадзора сообщили, что наш запрос принят в работу. То же самое нам ответили в Министерстве экологии Башкирии. Отметим, что незаконная добыча ПГС на просторах России встречается часто. Карается это статьями Кодекса об административных правонарушениях — крупные штрафы — и Уголовного кодекса по статьям «Кража» и «Незаконное предпринимательство».