Край родной. История Ишимбая.

07 ноября в 21:17
Столица башкирской нефти - "Второй Баку" - город Ишимбай.

Новый город и новые истории! Нас ждет советский промышленный центр, подземными богатствами которого интересовалась еще Академия наук в 18 веке.

- В этот раз мы приехали в столицу Башкирской нефти, Второй Баку — город Ишимбай.

 

 

Перифраз «Второй Баку», ставший устойчивым выражением в 30-е годы XX века, на самом деле более распространенное название Волго-Уральского нефтегазоносной области со столицей Ишимбай и основателем Алексеем Александровичем Блохиным.

Да, да, оказывается, у нефтегазоносных областей, также как и у регионов и республик, есть свои столицы и основатели. Это обширная территория, часть крупного нефтегазоносного бассейна Восточно-Европейской платформы. Но искать нефть здесь начали гораздо раньше, аж два века назад.

В далеком 1770-ом году в этих местах побывали представители Российской Академии наук. Экспедицию географического департамента Академии возглавил тогда известный путешественник и ученый Иван Иванович Лепехин, объехавший Урал, Поволжье, западную Сибирь и Русский Север с целью выполнить программу, составленную самим Ломоносовым по изучению Русского государства. Тогда члены экспедиции разместились в деревне Кусяпкулово Юрматынской волости. В пяти верстах от деревни был найден небольшой источник горной нефти. Записи, сделанные Лепехиным во время этих поездок, легли в основу его книги «Дневные записки путешествення по разным провинциям Российского государства в 4 частях».

 

 

Сейчас Кусяпкулово – это микрорайон северной части города Ишимбай, на правом берегу реки Тайрук, недалеко от места впадения речки в Белую. Все микрорайоны Ишимбая и есть старые деревеньки, вошедшие в состав города: Кусяпкулово, Смакаево, Нижнебуранчино, также известные с 18 века. Как и сам Ишимбай, названный так по названию деревни Ишимбаево, известной с 1815 года, в свою очередь получившей название по имени первопоселенца Ишимбая Акбердина. Название города Ишимбай было даже утверждено в советские годы в Москве.

Владимир Игнатьев:

- Местные власти послали в Уфу 3 названия. Первое название – Нефтеград. Второе название – Румянцев, потому что Румянцев возглавлял трест «УралНефть» и его здесь любили. И третье – Ишимбай. Из Уфы послали все это в Москву. В Москве распорядились 10 февраля 1940 года город стал получил название «Ишимбай». Из Москвы пришло распоряжение.

В следующий раз о залежах полезных ископаемых вспомнили в самой Башкирии. Уже советской. В мае 1929 года Башсовнархоз обратился в Государственный исследовательский нефтяной институт и в геологический комитет с просьбой организовать разведку нефти в Башкирии. Летом по инициативе академика Губкина нефтяной институт направил в регион три геологические партии. Одна из них, под руководством геолога Блохина, работала в будущем Ишимбае.

Нам повезло, мы приехали в город Ишимбай как раз в день рождения советского ученого, который обнаружил здесь нефтеносное месторождение – Алексей Александрович Блохин.

Расуль Гумеров:

- Первооткрыватель ишимбайской нефти – Алексей Блохин. Он возглавлял экспедицию по поискам нефти, проявил достаточную настойчивость, потому что говорили – закрывать надо, нет здесь нефти. Блохин никого не слушал.

 

 

Уже осенью, по завершению геологических исследований, Блохин наметил 4 точки: №701, 702, 703 и 704 под бурение высоких скважин.

В Ишимбае все достопримечательности связаны с нефтью, главная из них – первая башкирская нефтяная скважина, в народе ласково названная «вышкой-бабушкой».

Расуль Гумеров:

- Знаменитая скважина №702, откуда 16 мая 1932 года ударил нефтяной фонтан ишимбайской нефти.

Нефть из скважины №702 стала настоящей наградой за упорство Алексея Блохина. Первый фонтан был высотой 36 метров, в течение 4 часов она дала более 50 тонн.

 

Расуль Гумеров:

- Эта скважина положила начало развитию нефтяной промышленности Ишимбая. Не только Ишимбая, всей Башкирии и даже всего Поволжья. После Ишимбая была открыта нефть в Туймазах, Куйбышевской области. Татарии, потом большая нефть пошла в Сибири. Если Башкирию и Поволжье называли «вторым Баку», то Сибирь называют «третьим Баку».

Приезжающие специалисты сами строили себе землянки. Постепенно появлялись и бараки. Планировалось, что это будет их временное жилье. Однако бараки сохранились вплоть до 50-х годов.

Владимир Игнатьев:

Фактически жилья никакого не было. Кто-то даже на верблюдах приезжал, кто-то привозил с собой палатки. 14 домов по улице Кирова привезли из соседних деревень. Были богатые крестьяне, которых называли «кулаками», дома у них отобрали, увезли в Сибирь и там оставили. Там они и умерли.

Расуль Гумеров:

Моя родина – деревня Смакаево, сейчас она в черте города. Район, где я жил, окраину деревни, называли «землянки». Ты куда пошел? – На землянки. На откосе вырывали, доской обшивали и там жили. Поселились приезжие, русские, жили они рядом с нами, кто откуда приехал, я даже и не знаю, организованно они приезжали или нет. Мы с их детьми дружили. Они осваивали профессию нефтяника.

Были и специалисты, приезжали. Специалисты-буровики приезжали из Баку, из Грозного, но их немного было. Больше всего приезжало строителей, вышкостроителей, буровиков – все это нефтяники. Профессия нефтяники включает в себя много разных специальностей: и шофер-нефтяник, и тракторис-нефтяник, и плотник-нефтяник. Мы все нефтяники.

В 1936 году построен первый в Башкирии нефтеперерабатывающий завод, известный в военные годы как Государственный Союзный завод № 433. Как вспоминают нефтяники, все предприятия подчинялись не Уфе, а Стерлитамаку. Во-первых, по старой памяти – столицей Башкирии в 20-е годы был именно Стерлитамак, а во-вторых, он был ближе Уфы к месторождениям.

 

 

- Но нефть еще не обеспечивала городу светлого будущего. Однажды его чуть не закрыли из-за плохой экологии.

Владимир Игнатьев:

- Пришло распоряжение Башкирского правительства о том, чтобы Ишимбай вообще ликвидировать. В 1938 году начали ликвидацию Ишимбая. Один год все средства на жилье, которое должно быть в Ишимбае, они шли в Стерлитамак.

Одному из строителей города, Бучатскому, выдвинули обвинение во вредительстве, что он не на том месте построил город, что роза ветров от вышек несет как раз на город вредные газы.

Нефть добыли, нефти было много, оставалось только работать. В условиях Великой Отечественной войны – работать без отдыха. Ишимбайские нефтяники пробурили в 40000 раз метров скважин больше, чем в довоенный период – Это 4,5 тонн нефти. То есть каждый пятый танк и самолет на фронтах заправлялись горючим, произведенным из Ишимбайской нефти. Но для Ишимбая военный период страны это не только нефть для фронта, но еще и машиностроение.

Из Баку в Ишимбай эвакуировался механический завод имени Сталина. Предприятие производило боеприпасы, вытачивало направляющие гильзы для «Катюш».

Владимир Игнатьев:

- Зимой завод здесь начался строится. Строили те, кто приехал из Баку, около 1000 человек. Одновременно и строили, и выпускали продукцию. В основном, нефтепромысловое оборудование. Но вскоре после того, как построили завод, пришло распоряжение Правительства о том, чтобы здесь выпускать снаряды для реактивной установки БМ-13, то есть для «Катюш». Около 100 тысяч штук до 1945 года было выпущено.

Нефть для ишимбайцев – кормилица в прямом и переносном смысле. Они вспоминают какую еще пользу черное золото приносило в голодные военные и послевоенные годы.

 

Расуль Гумеров:

- Но нефть спасала и людей от голода. Каким образом? Вместе с нефтью выносится вода, соленая вода. Воду эту на карамыслах до дома приносили, выпаривали в моей деревне. Из одного литра этой соленой воды около 200 граммов соли получали. Потом этой солью торговали. Выезжали на санях в соседние районы, деревни, обменивали эту соль на еду: в основном, картошку, реже - хлеб.

Советский педагог, профессор, геолог-нефтяник Алексей Александрович Блохин после своего открытия опубликовал 22 научных труда об Ишимбайской нефти. Для него, отца города, первооткрывателя, Ишимбай стал и последним пристанищем.

 

 

Расуль Гумеров:

- И во время войны он приезжал в Ишимбай из Геологического комитета. Умер и похоронен в Ишимбае. Ишимбайцы чтят память Блохина. Руководитель города Платонов постановил произвести его захоронение в городском сквере на Геологической улице.

Дмитрий Никулочкин:

В один из приездов в Ишимбай 6 октября 1942 года он приехал и скончался в возрасте 45 лет. У него был сердечный приступ. Руководство города, руководство Башнефтекомбината обратилось к семье геолога с просьбой разрешить похоронить его здесь, на его второй по сути, малой родине - Ишимбае. Родственники не были против и для его могилы выбрали самый первый сквер города – как раз где мы с вами сейчас находимся.

В 80-е появились планы расположить в промышленном центре – городе Ишимбае еще несколько предприятий. Но планам не суждено было сбыться. Перестройка внесла свои коррективы. В облике Ишимбая резкая смена курса страны особенно заметна. Сегодня он больше напоминает музей под открытым небом, музей памяти небывалого взлета в нефтяной Башкирии.

Взлета интереса, взлета энергии, и как результат, взлета нефтепроизводства.