В Минобороны заявили, что дедовщины в армии больше нет

27 августа в 20:44
Об этом заявил замминистра обороны Андрей Картаполов.

 

Очень интересным выдался форум "Армия-2020" в этом году. Ведь российские вооруженные силы ждут кардинальные изменения! Во-первых, на форуме представили камуфляжные рясы для священников с прилагающийся свечками цвета хаки и прочей атрибутикой.

 

Но вопреки ожиданиям некоторых пользователей сети, ожидающим увидеть боевые посохи и осколочное кадило, в РПЦ идею не одобрили, так что служить придётся по старинке – никакой магии. Правда, волшебство всё же случилось! Замминистр обороны Андрей Картаполов заявил, что дедовщина и казарменное хулиганство полностью искоренены в российской армии.

 

Министерство считает, что это «повлияло на качество призыва и желание граждан России проходить срочную службу». Картаполов сообщил, что в армии снизились преступления благодаря «правильно выбранному направлению совместных действий по наведению уставного порядка в вооружённых силах». Ну и в министерстве также добавили, что положительных результатов удалось добиться благодаря «профилактической работе, направленной на предупреждение преступлений и пресечение дисциплинарных проступков».

 

Однако, не все приняли на веру подобное заявление. В сети, например, вспомнили подобный случай. В сентябре 2019 года сам министр обороны Сергей Шойгу в интервью «Московскому Комсомольцу» заявлял, что в армии для дедовщины почвы нет. Он сказал: «Есть, конечно, случаи бытового и казарменного хулиганства. При наличии большого желания эти случаи можно поднять на щит и носить по всем сценическим и митинговым площадкам. Мол, смотрите, один солдат ударил другого! Но такие ситуации гораздо более многочисленны среди гражданских лиц в любом городе».

 

Ведь буквально через месяц срочник Рамиль Шамсутдинов открыл огонь по сослуживцам. И, хотя, все вокруг писали об этом как о вопиющем случае дедовщины, в Минобороны тогда сказали, что причинами стали нервный срыв срочника и личный конфликт.

 

Но как говорится: поживём увидим. Ведь хочется верить, что борьба с дедовщиной идёт на высшем уровне, а не устраняется самими солдатами путём ликвидации её представителей.